Реклама

Религиозная безопасность России



oman" SIZE=4 COLOR="#000080"]

Отзыв главного специалиста Московского комитета образования А.Ю.Соловьева от 27 сентября 2001 г. на книгу Ю.П. Азарова и Л.Н. Азаровой “Трансцендентальные основы педагогики”

Модернизация образования, духовно-правовое воспитание (новые цели), ускоренное развитие дарований, инсайт в целостном процессе воспитания и обучения, синтез наук, культур и искусств. Новейшие технологии образования (формы и методы)” (М., 2001,190 с.)

Книга Ю.П. и Л.Н. Азаровых “Трансцендентальные основы педагогики” посвящена проблемам образования и воспитания подрастающего поколения. Книга направлена в Московский комитет образования как документ, обосновывающий просьбу предоставить помещение с учебными площадями до 3000 кв.м для размещения НОУ Европейский Университет Права (ЕУП) Международной Академии наук (Сан-Марино). В письме президента Восточно-Европейского отделения ЕУП Г.М.Шило сообщается, что ЕУП сотрудничает с некоей Межвузовской лабораторией трансцендентального синтеза (или лабораторией трансцендентальной педагогики - в тексте она называется по-разному), возглавляемой Ю.П. Азаровым, а также с образовательными учреждениями г. Москвы. Статус, персональный состав сотрудников указанной лаборатории, их научные степени и опыт работы в заявленной теме не указываются. Так называемая лаборатория трансцендентальной педагогики Московскому комитету образования не известна, не известны и какие-либо положительные результаты ее деятельности. В письме также сообщается, что на базе ЕУП создан еще и Университетский центр духовно-правового воспитания, в числе учредителей которого две государственные школы (№№1278, 1804), два НОУ и упомянутая Межвузовская лаборатория, не имеющая юридического лица.

Заметим, что школа №1278 как полигон для педагогики Ю.П.Азарова ранее уже исследовалась Московским городским экспертным Советом в 1999 г., когда рассматривался вопрос об открытии на ее базе экспериментальной площадки по теме “Духовная жизнь школы. (Воспитание на основе педагогики общечеловеческих ценностей)”. Тогда школе было отказано в открытии экспериментальной площадки в силу выявленных антинаучных и оккультно-религиозных фрагментов в мировоззрении, формируемом с помощью представленных программ.

Предъявив в качестве результатов своей научной деятельности данную книгу, ЕУП свидетельствует о своем социально-культурном значении и уровне научных исследований.

Книга не имеет четкой структуры, формально теоретические проблемы педагогики рассматриваются в 1/3 части книги (58 с.), в остальной - практические материалы (документы, письма, программы семинаров и пр.), возникшие в ходе работы авторов в разных учебных заведениях: МГУКИ, МГЛУ, УВК №1804, СШ №1278. В книге много повторов, в т.ч. дословных (например, сс.13-14 и сс.20-21), что указывает на “сырость”, недоработанность окончательного варианта книги.

Научный уровень данного издания крайне низок. Обоснование проблем авторы часто ищут в прессе, а не в научной литературе. Нередки ложные исходные посылки. Так, правовое воспитание как цель своей работы, авторы обосновывают (со ссылками на В.И.Даля) якобы присущей русскому национальному характеру анархичностью и чуть ли не врожденной склонностью к правонарушениям: “внутреннее несогласие с законом, с правовыми нормами стало принципом жизни людей разного возраста” (с.8). Оставляя на совести авторов столь широкие обобщения, касающиеся нынешнего времени, вспомним хотя бы широко известный факт: в русском обществе чуть не все расчеты осуществлялись на основе взаимного устного договора (рукобитья). Это ли не свидетельство того, что правовая культура взаимоотношений была чрезвычайно высока.

Кроме того, по В.И.Далю, воля - это не только не “анархическая свобода”, т.е. беспредел, как представляют авторы (с.8), но “вся нравственная половина человеческого духа”. Даже и произвол в русской традиции, зафиксированной Далем, толкуется как “своя воля, добрая воля, свобода выбора и действия, отсутствие принуждения” (1). Что касается недоверия русских к писаному закону, то если это, действительно, черта национального характера (с.7), то ставить задачу “преодолевать веками сложившееся отрицательное .отношение к любому закону” (с.7), т.е. бороться с особенностями мировосприятия, менталитета народа абсолютно бесплодно и ненаучно.

Несостоятельным в научном плане является и знакомство с культурой России, начиная только лишь с XVIII в. (с М.В. Ломоносова, с.44);

сегодня уже общепринято, что философское наследие России уходит своими корнями в эпоху крещения Руси.

Совершенно ненаучен стиль изложения: он напыщенно-публицистический, с преувеличенным пафосом, с претензиями на художественность, а вместе с тем с размытыми этическими критериями. Вот, например, эпизод с юным филологом, мать которого “убеждена, что наступят времена, когда снова, как прежде, за исследования какой-нибудь “Саги о Форсайтах” или суффиксов “-к” и “-ость” <...> будут платить приличные деньги, которых хватит не только на дачу, машину, загранпоездки, но и на настоящий апломб: “Мы не какие-нибудь торгаши, а люди большой культуры...”” (с.4). Здесь все смешано в кучу:

и мелочность проблем интеллигенции, и ее незавидное нынешнее положение, и снобизм, не ясен положительный идеал автора, а в целом -дискредитация интеллигенции и профанация науки. У учащихся совершенно определенно подобного рода примерами будет сформировано негативное отношение к ученым, как к неким абсолютно неприспособленным к жизни субъектам.

Авторы отрицают религиозный характер своей мировоззренческой системы, между тем книга наполнена оккультно-религиозной терминологией: “прорыв к абсолюту”, “инсайт”, “прорыв в сферу запредельных высот”, “космичность”, “слияние с высшими духовными силами”, “биоэнергетика” и т.п. сентенции и термины, явно заимствованные из оккультно-религиозных систем. “Да, мы маленькие Боги, - говорит автор детям, - и этого нельзя бояться, или стыдиться, или отрицать! В каждом из нас живет бездна дарований, сила божественных начал” (с. 112). Ключевое понятие “трансцендентность” сначала определяется как “светское, а не религиозное толкование высших божественных ценностей” (с. 11), что является банальной попыткой закамуфлировать высокопарными фразами и терминологическими спекуляциями оккультно-религиозный характер основы мировоззрения, навязываемого учащимся в анализируемой книге Ю.П.Азаровых. Но далее уже откровеннее поясняется, что трансцендентность - есть “слияние с высшими духовными силами” (с. 33).

“Богословие” Азаровых не отличается оригинальностью и носит антихристианский характер. Азаровы даже утверждают, что апостолы Иоанн и Павел, а также русские религиозные мыслители к. XIX - н. XX вв. исповедуют какое-то безличное божество, якобы ими “Любовь и Свобода рассматриваются как Бог и Трансцендентность” (с.11). Эта каламбурная теология гроша ломанного не стоит. Но вот беда - каламбуристы пролезли в учителя. Азаровы учат студентов Московского городского педагогического университета (МГПУ). Вот как они рассказывают о своих проповедях.

“У нас студенты спрашивали:

- А что если человек никак не относится к любви и Свободе, значит, он неполноценен?

Мы отвечали:

- Вы совершенно точно определили такого человека. Сам факт того, что большинство людей игнорирует эти высшие ценности, свидетельствует и о том, что эти люди бездуховны и что мир безобразен, лжив, коррупционен, неоправданно жесток. Здесь мы, однако, должны внести некоторую ясность. Есть масса людей, которые не формулируют для себя идеи любви и свободы, но они чтут и добрые деяния, и порядочность, любят Бога, который и есть, как мы уже говорили, воплощение Любви и Свободы, так вот эти люди олицетворяют подлинную духовность, ибо их ценностные представления так или иначе ведут к Высшему” (с.27).

Очевидно, что Азаровы считают себя духовными учителями и богословами, обладающими знаниями об абсолютных надрелигиозных ценностях, “олицетворяющими подлинную духовность”, имеющими право вульгарно определять полноценность человека.

Вызывает глубокие сомнения необходимость внедрения в сознание учащихся пассажей, типа: “При этом к истинному богочеловеческому откровению человек приходит не посредством чтения исторических произведений, а -посредством погружения в глубины своего Я, где был мой духовный путь, моя духовная символика, моя духовная борьба” (с. 130). Как будто кто-то утверждает, что к вере можно прийти “посредством чтения исторических произведений”!

Диакон Андрей Кураев неоднократно отмечал, что религиозные проповедники вовсе не обязательно произносят слово “Бог”, есть разные теистические (религиозные) системы: “Там, где ставится задача контакта с этим нечеловеческим духовным миром, там... есть религия” (2). А контакт или, как выражается Ю.П.Азаров, “прорыв к абсолюту”, “слияние с Богом” непременный элемент авторской азаровской педагогики. В святоотеческой литературе часто предупреждается, как опасно проникновение в духовный мир, так сказать, “с задних дверей”, когда постижение духовного мира и соприкосновение с ним не сопровождается нравственным очищением. Наш автор либо не осознает религиозного характера своего мировоззрения, либо лукаво отрицает его, когда это ему выгодно.

Книга насыщена популистскими по форме и пустыми по содержанию лозунгами: “Основы лидерства - в детский сад” (с.69), “100 пейзажей за 5 часов” (с. 100), “Я - гениальный художник” (с. 111), “Право на ускоренное развитие своих дарований, на обретение свободы и подлинной любви” (с. 155). “Создаваемая нами трансцендентальная педагогика, - пишут авторы, - позволяет реальность превращать в чудо, участники наших занятий в возрасте от 3-х до 75 лет создают великолепные живописные работы, причем маслом на холстах, сочиняют музыку по мотивам своих живописных произведений, исполняют ее на фортепиано и дают хореографические решения” (с. 18). Все - от сущих младенцев до глубоких стариков - обучаются на “высочайшем уровне” и по единым технологиям - это ли не профанация педагогики!

Популистским является и стремление авторов глобализовать результаты своей работы: авторы сознательно спекулируют на именах великих людей - от апп. Иоанна и Павла до С.Н.Булгакова и И.А.Ильина, от Канта и Гегеля до малоизвестных западных психологов. По всему тексту книги даются постоянные увязки странных идей Азарова с трудами указанных мыслителей. Совершенно некорректно, вне связи с их сущностными установками, упоминаются разные авторитеты русской и мировой культуры; при этом, стремясь спрятаться за них, авторы не дают точных ссылок. Когда им понадобилось, авторы вспомнили даже авву Дорофея (с. 133) - хотя ведь очевидно, что установки и деятельность авторов отрицают духовный опыт этого подвижника.

Также много названий “инстанций”, поддерживающих концепции авторов: заведений, академий, мировых институтов, мирового сообщества. Какие только специалисты не привлечены, подчеркнем - по словам авторов, к их разработкам: различных академий - Московской юридической. Управления МВД, РАО, РАН (непонятно только какого института), РАЕН. Их начинания поддерживаются Министерствами образования, промышленности, науки и технологий РФ, неким Координационным Советом, мировым педагогическим сообществом и пр. Азаровым “представляется целесообразным создание при высших управленческих структурах РФ некоего координационного центра или совета по проблемам трансцендентальной (ноосферной) педагогики, в состав которого вошли бы представители и высших эшелонов власти” (с.33). Азаровым, как видно, очень хочется распространять своё учение не только среди студентов.

Для сферы образования важны связи Ю.П. Азарова с секцией РАЕН “Ноосферные знания и технологии”. В 1999 г. МКО уже сталкивался с представителями этой секции, в частности с разработками Н.В.Масловой, активно пропагандирующей оккультно-мистические практики так называемой “холодинамики” и рекомендующей проводить занятия с детьми в режиме “учебной медитации”. Возникшая конфликтная ситуация в школе №890 ВАО была проанализирована комиссией МКО, которая установила, что так называемая “Программа ноосфер-ного образования” педагогически и методически не подготовлена и не может быть использована в школе. МКО поблагодарил специалистов сектоведения из Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий памяти А. С. Хомякова за подробную и обстоятельную рецензию на книгу Н.В. Масловой “Ноосферное образование”.

Также нельзя не отметить, что Азаровы знакомят студентов и школьников “с духовными практиками” (не наследием, а именно практиками!) “дзен-буддизма, Дао, Буддизма в интерпретации П.Д. Успенского и Г.И. Гурджиева” (с. 119).

П.Д. Успенский является популяризатором наследия Г.И. Гурджиева, одного из наиболее известных в мире оккультистов (3). Об антисоциальной, разрушительной для общества направленности вероучения Г.И.Гурджиева свидетельствуют такие выдвинутые им лозунги как “разрушить безжалостно веру и взгляды, столетиями укоренявшиеся в сознании”, “вырвать верования..., укоренившиеся в психике людей” (4). Не говоря уже о том, что пропаганда оккультных мировоззрений Гурджиева в государственной системе образования есть нарушение Закона РФ “Об образовании”, отметим, что ни к чему доброму не приведут посеянные в умах школьников разрушительные революционные теории Гурджиева, основанные на ненависти к религии. В демократическом обществе идеи “безжалостного разрушения”, “вырывания” просто неприемлемы относительно позитивных институтов гражданского общества и, более того, уголовно наказуемы.

В книге дано множество собственных определений, приведен целый терминологический словарь (сс.33-41). Так, духовность - “сила интеллектуально-эстетических и нравственно-волевых данных личности” (с. 10). Под культурой авторы понимают “развернутый во времени духовно-творческий мир человека, где человек сам по себе рассматривается как развивающаяся культура” (с. 10). Дается понятие культуры “как развернутого времени духовно-творческого мира человека” (с.20-21).

Но это кажется авторам недостаточным, они выдумывают новые слова, причем о своей словотворческой деятельности отзываются так:

“Я даю только те редчайшие слова, которые станут в третьем тысячелетии в психологии и психотерапии доминантными, которых нет во многих словарях мира, разве что в очень специальных. Эти слова -слова на поражение! Они вытесняют все дурное прошлое, всю “дурную повторяемость” (Гегель) и ведут к той неповторимой истинной уникальности, которая живет в каждом” (с. 112-113). Среди них - паттерн, (“повторяющийся устойчивый элемент в человеческом мировоззрении, поведении, в стереотипно повторяющихся действиях ума и сердца, души и тела”, с. 113), аффирмация (по замыслу авторов, это образ, передающий подсознанию установку на положительное действие) - это уже полная дребедень.

При этом в тексте много выделенных крупным шрифтом слов, которые (безусловно, наиболее важные для авторов) должны бы стать отдельным предметом анализа. Пока мы ограничимся лишь отдельными примерами: инсайт, озарение (с.61), тройственная мощь духовности, духовность, сила (с.84), сверхчувственное, трансцендентное (с.93), ее величество интуиция, телесное сознание (с. 102), интуитивна, иррациональна, загадочно-прекрасна (о женщине, с. 106), технология озарений (с. 110), ускоренное развитие дарований или главный паттерн гения (с. 111), паттерн, аффирмация (с. 113), вызывает душевную вибрацию (с. 118), просветленные божественные силы (с. 122), вернисаж с фуршетом (с. 136, выделено еще и жирным шрифтом), скорость, быстрота, сверхзадача (с. 184). Оккультный характер словаря авторов достаточно красноречив и лженаучен.

Не состоятельна и собственно педагогическая задача авторов -правовое воспитание новой элиты; правда, элитарный характер предлагаемой педагогической системы не особо декларируется - видимо, из-за того, что сфера его приложения весьма ограничена: “Мы под целями воспитания понимаем становление правовой духовно-творческой личности лояльного гражданина и просвещенного культурного человека, любящего семьянина и мастера в своем профессиональном деле” (с. 10). “Наша педагогика по существу своему является трансцендентальной или педагогикой любви и свободы, педагогикой высших общечеловеческих ценностей <...>. А трансцендентальность педагогики означает путь к реализации трансцендентных или высших общечеловеческих ценностей” (с. 11). “Вот почему, развивая трансцендентальную педагогику, как связи с нравственно высшим, мы намечаем пути, средства и методы духовно-правового переворота, когда потребность в творческом духовном правовом самовыражении станет неодолимой силой” (с. 18). На таком материале, который приведен в книге Ю.П.Азаровых можно воспитать только элиту оккультной секты.

В основе педагогики Ю.П.Азарова - актуализация подсознательной сферы личности. “Педагогика” Азаровых опирается на оккультные духовные практики и родственные им манипулятивные психотерапевтические техники (с.49-57, 111-112 и др.), поэтому нами предлагается впредь называть эту “педагогику” “азаровской мистической психотерапией”. Азаровы откровенно пишут:

“Психотерапия при определенных обстоятельствах может действительно обогатить не только нашу педагогику, но и образование в мировом масштабе, ибо, соединенная с отечественной педагогической культурой, она способна создать напиток, достойный богов. Это еще одна загадка непредсказуемой России” (с. 109).

“Сделаем попытку на конкретном примере духовно-познавательной деятельности студентов и педагогов вуза раскрыть, если можно так выразился, ТЕХНОЛОГИЮ ОЗАРЕНИИ, когда новая энергетическая мощь захватывает весь рабочий коллектив, когда биоэнергетика захватывает все образовательное пространство, когда энергия передается от одной человеческой особи к другой, когда порожденную жажду познания, казалось бы, уже ничем не утолить!” (с. 110). “Знаменитый психотерапевт Александр Лоуэн отмечал, что биоэнергетика есть ВОЗВРАЩЕНИЕ Человека к его “первичной природе, к состоянию искреннего наслаждения, получаемого от раскрепощения тела, включая его творческую жизнь. А тело, по его образному выражению, является своего рода БИОЭЛЕКТРИЧЕСКИМ океаном, закованным в “мышечную броню” Несколько терапевтических упражнений - и мышечный панцирь превращается в причудливую легкую ткань, ниспадающую к нашим ступням и образующую “прочную почву” под ногами” (с. 111).

Если бы все это словоблудие оставалось только на бумаге, то можно было бы пройти мимо и не читать таких опусов. Но Азаровы работают со студентами и школьниками! И психотерапевтические игры устраивают не в медицинских, а в учебных заведениях !

В книге провозглашается единство науки и искусства, которое якобы впервые высказано в докторской диссертации Ю.П. Азарова (с.41). Помнится, мысль о том, что педагогика, будучи высшим из искусств, находится на грани науки и искусства, высказывал еще К.Д.Ушинский (5).

Эклектичное мировоззрение авторов можно охарактеризовать как оккультно-религиозное, причем оно не свободно от идеологических шаблонов советского времени. Они сами признают, что вводимое ими “духовно-правовое обновление... сродни движущим силам Октябрьской революции” (с. 18). Воспитанный по их технологиям “развивающийся человек” прокладывает “путь к жизнеутверждающим высотам истинно светлого будущего” (с. 11). Что под ним понимается - коммунизм? вечная жизнь души? нирвана? Авторов вдохновляет мысль, что грядет время, когда “горячее стремление установить на своей земле истинный закон, истинные свободу и любовь и истинные социальную справедливость и правопорядок” (с. 18) - опять, видимо, или коммунизм, или царствие Божие на земле. Далее следует наивный фрагмент о покаянии Березовских, Гусинских и иже с ними. Совершенно в духе советской идеологии смешиваются духовная и этическая сферы личности (с.27).

Конечно, сегодняшнее состояние образования оставляет желать лучшего. Но оно, к счастью, еще не ставит своей целью разрушение изначально присущего современному русскому человеку миропонимания. Внедрение педагогических технологий, затрагивающих духовную сферу личности и самосознание народа и опирающихся на нетрадиционное для российской школы мировоззрение (и более того - антагонистичное российским традиционным духовным ценностям!), недопустимо и просто опасно. А ведь у авторов уже есть (и не одно!) базовое учреждение для реализации своих экспериментов и, как они утверждают, получены блестящие результаты. Пора, наконец, исследовать, какие результаты получают авторы, какую элиту они формируют, какое влияние имеет “метод ускоренного развития дарований” на физическое и нравственное здоровье детей. Безусловно, что необходима серьезная сектоведческая и психологическая экспертиза педагогики Ю.П. Азарова

Данная книга, вышедшая под грифами НИИ высшего образования Министерства образования РФ, РАЕН, РАО, Московского городского педагогического университета наносит значительный ущерб авторитету этих организаций и авторитету Московского комитета образования как учредителя МГЛУ.

Главный специалист

Московского комитета образования

А.Ю. Соловьев

27 сентября 2001 г.

___________________________________

1. В.И.Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. T.1, c.238; T.3, с.

2. Диакон Андрей Кураев. Школьное богословие. М., 1997, с.45.

3. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера. Справочник. Т.2. Оккультизм. - М., 1999, с. 156-159.

4. Там же.

5. К.Д.Ушинский Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии. М., 1990. - с. 12.

Hosted by uCoz