Реклама
Давно не видел монтаж труб рехау сделанный дешевле чем у других.

[/c
[/center]enter]

Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"


Смирнова Г.

О сквернословии

Славянский дом, январь 2001 г. - №4.

Православные ученые-медики и естествоиспытатели неопровержимо доказали сегодня, что даже такой простительный глазах многих грех как сквернословие, повреждает не только дух и плоть самих греховодников, но наносит вред потомству, передаваясь через генетическую память их детям и внукам.

Скорбно видеть, как родная русская-речь, израстившая из плоти своей литературу, поэзию, философию, все более подвергается загрязнению, насилуется, живо-косные токи ее мертвеют. И вот уже тут и там смердят чуждые нашей речи слова. Страницы газет, книг и журналов, тексты театральных и кино-шоу пестрят “шедеврами” так называемой “ненормативной лексики”. Срамные, хульные слова подаются как перлы “народной” речи. Сквозь сломленную плотину цензуры хлынула “жизненная правда” блатного жаргона, оставляя в душах следы желчи, не правду являя, а “во смраде разверстую” ложь.

Повсеместное огрубление бытовой, повседневной речи, проникновение буквально во все пласты языка непотребных, оскорбляющих сознание слов, - не что иное, как следствие оскудения народной нравственности, разрушенной годами атеизма, нечувствия ко греху. “Трижды горе тем, через кого грех в мир приходит”. Привитие брани, утверждение похабщины в качестве “нормы” - есть агрессивное проникновение, сознательное повреждение духовной субстанции народа.

“Срамословие - писал епископ Варнава (Беляев), - есть наследие чисто языческое. Оно всецело коренится в эротических культах древнего Востока, начиная с “глубин сатанинских” и темных бездн разврата в честь дьявола... Когда христианство “делалось господствующей религией и когда люди стали принимать его уже не по убеждению, а по выгоде, порок срамословия от язычников перешел к этим двоеверным христианам”.

Существует (совершенно не доказанное) мнение, что якобы на Руси ругались всегда. По некоторым более литературным, чем историческим свидетельствам, брань “стоном стояла в воздухе” над любым тягостным и неуправленным делом. На самом деле существовало стойкое и мощное противодействие этому пороку: строго клеймила и бичевала сквернословов Святая русская Церковь. “Уста тех, которые говорят срамное, изрыгают из своей гортани слова зловонные и непотребные, есть гроб, вместилище мертвых костей и тел”, - рек в своих огненных проповедях святой Иоанн Златоуст. На Святой Туей издавна существовало негативное отношение к сквернословию: “Сквернословы, открывая с бесстыдством уста свои, заражают всех тягчайшею болезнию”, - поучала святоотеческая литература. И сам русский мужик почитал законом “святых из избы выносить”, если могло прозвучать бранное слово. Крестьянин-общинник считал зазорным для себя прилюдно браниться. Гораздо выше ценилось умение высмеять на сходе супротивника, так сказав “слово здравое, неукоризненное”, чтобы противник был посрамлен, не смея сказать ничего худого. “В России, - пишет Олег Платонов, - вплоть до конца ХVIII века отсутствовал литературный жанр скабрезных историй, пошлые анекдоты”. Когда подобные рассказы появились, их сочинителями стали представители образованных слоев, ориентированных на западную культуру (Барков, Костров...). В толще коренных русских людей этот жанр воспринимался как непотребство. Поголовную матерщину в русскую деревню принесли большевики с их опорой на “деклассированные элементы”. Похабщину и мат стали преподносить как выражение “народности”. Собственно, таким же “выражением народности” стало воспроизведение сквернословия на страницах книг В.Аксенова, Э.Лимонова. почившего В. Ерофеева и др. А им ли не знать, что “Язык есть меч изощренный” (Иоанн Златоуст)? И любому наделенному языковым чутьем “поденщику слова” великолепно известна эмоциональная, энергетическая насыщенность некоторых категорий слов. К ним откосятся названия болезней, пороков, имена темной силы и слова непристойные. В каждой религиозной системе слово наделяется таинственным, сакральным смыслом. Вспомним строки поэта и воина Николая Гумилева: “В оный день, когда над миром новым. Бог склонил лицо Свое, тогда Солнце останавливали Словом, Словом разрушали города”.

“В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог... Все через Него начало быть...” - говорится в Евангелии от Иоанна о Сотворении Мира. Слово есть духоносная сущность, через слово молитвы человек общается с Богом... и с демонами - тоже через слова. Недаром “молитвами наоборот”, призывающими духов зла, называет сквернословие Православная Церковь.

“Есть растление тела. и есть растление души, и насколько душа превосходит тело, и поскольку слово есть самое высокое и ценное в человеке, отличающее его от скотов и уподобляющее Богу, настолько растление души и этого слова - великий грех”, - писал епископ Варнава (Беляев). Увы, похоже, что со временем, благодаря современной прессе и телевидению, скабрезности станут привычными, войдут в обиход (даже семейный!) так, как это случилось в Америке. Совсем недавно, в поездке по родной Новгородчине, радовалась я чистоте и строгости древнего края. И уже мнилось, что здесь в стороне от столичного Вавилона течет иная, заповедная жизнь. Но вдруг, среди раннего летнего утра, в тишине сельского кладбища над крестами могил раздалась та самая “незлобивая” брань” которой так умиляются некоторые наши писатели-“деревенщики”. И утро померкло. Замутился, покривился светлый лик святой отчей земли.

“Святая Русь” - в чем тайная связь этих двух слов? “Единственный народ, которого история начинается с принятием христианства, это - народ русский”, - писал православный философ ДА. Хомяков. - “Русь себя опознала, лишь когда в ней воссиял Крест Господень: от того она и зовется “Святая”. Возрождение святорусских традиций народной нравственности, создание препонов растлению, - пожалуй единственный путь спасения, последняя надежда на восстановление великого народа. Православная Церковь, приравнивая бранные слова к оскорблению Матери Божией, призывает словами святого апостола Павла “отложить осквернение уст”, да не уподобимся мы библейскому Хаму, глумящемуся над памятью и идеалами спящего в дурном сне Отечества. Пусть же выше любых запретительных норм восстанет в русской душе Совесть - благой и чудный дар “совестия” Божиим заповедям Любви, Красоты и Добра.

Галина Смирнова

 

Hosted by uCoz