UCOZ Реклама

Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"



Заключение адвоката, члена Российской ассоциации международного права Д.В.Потоцкого и юриста О.А.Гревцовой от 3 февраля 2003 г. по содержанию экспертного заключения Н.В.Шабурова

 

Предметом данного заключения является содержание экспертного заключения руководителя Центра изучения религий РГГУ Н. В. Шабурова от 16 января 2003 г. на учебник А. В. Бородиной "Основы православной культуры". (Серия: "История религиозной культуры". Учебник для основной и старшей ступеней общеобразовательных школ, лицеев, гимназий. М., Издательский дом "Покров", 2002. 256 с.). Цель: выяснение степени соответствия выводов заключения Н. В. Шабурова тексту и смыслу текста учебника А. В. Бородиной, установление, может ли заключение Н. В. Шабурова явиться поводом и основанием для возбуждения уголовного дела против автора, издателей и рецензентов указанного учебника по предполагаемому Н. В. Шабуровым факту совершения ими преступления, предусмотренного статьей 282 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ.

Н. В. Шабуров на основании своего краткого и крайне поверхностного религиоведческого анализа учебника А. В. Бородиной делает выводы о том, что в указанном учебнике присутствуют положения (высказывания):

I. оскорбляющие религиозные чувства верующих, принадлежащих к Ассирийской Церкви Востока и Армянской Апостольской Церкви, монофизитству и учению Нестория; демонстрирующие превосходство православных над армянами (абзацы 4, 7 заключения Н. В. Шабурова);

II. оскорбительные для представителей еврейского народа, сознательно формирующие у читателей представления, что "иудаизм – ложная религия, превзойденная христианством" (абзац 5);

III. дискриминирующие стригольников 14-15 вв., молокан, духоборов, штундистов и др. по признаку их религиозной и национальной принадлежности (абзац 7);

IV. дискриминирующие неопределенный круг народов по отношению к православному русскому народу (абзац 6).

Н. В. Шабуров считает, что такие, по его мнению, некорректные, неуважительные, конфессионально окрашенные высказывания, некритическая апология православия способствуют разжиганию религиозной и национальной розни, ксенофобии.

То есть Н. В. Шабуров, исходя из результатов собственной религиоведческой экспертизы текста учебника (деяния А. В. Бородиной), пытается обосновать, что некоторые положения учебника были написаны (деяние совершалось) при осознании А. В. Бородиной их, с точки зрения Н. В. Шабурова, ложности, направленности на возбуждение национальной или религиозной вражды, желании А. В. Бородиной возбудить такую вражду (осознание А. В. Бородиной общественной опасности своего деяния).

Однако в своем экспертном заключении Н. В. Шабурову не удалось аргументировано доказать, что в данном учебнике действительно присутствуют высказывания самой А. В. Бородиной, способствующие возбуждению национальной или религиозной вражды, – налицо факт искаженной трактовки Н. В. Шабуровым положений учебника, приписывание А. В. Бородиной высказываний, которых та не делала, либо обоснование дискуссионных религиоведческих вопросов с точки зрения исключительно Н. В. Шабурова с отрицанием права А. В. Бородиной на выражение по ним своего мнения.

В связи с некорректностью в оценке положений текста А. В. Бородиной экспертное религиоведческое заключение Н. В. Шабурова не может содержать юридически значимых для А. В. Бородиной последствий, то есть не может служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела по факту совершения деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ.

Для того чтобы совершенное деяние расценивалось как возбуждающее национальную или религиозную вражду и могло быть квалифицировано по статье 282 УК РФ, оно должно содержать все признаки состава преступления, предусмотренного данной статьей. К таким признакам относятся:

Непосредственный объект преступления – конституционный принцип недопущения пропаганды или агитации, возбуждающих национальную, расовую или религиозную вражду и ненависть (ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации)

Объективную сторону образуют действия:

направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной  вражды. Подразумевается, что в результате таких действий может возникнуть устойчивое состояние враждебности между значительными группами людей в зависимости от национальной, расовой принадлежности, отношения к религии;

направленные на унижение национального достоинства. Здесь имеется в виду направленность действия на унижение национального достоинства небольшой группы либо отдельных лиц;

представляющие собой пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности. В данном случае речь идет не о конкретных лицах, а о конфессиях или об этнических группах.

Для того чтобы объективная сторона считалась выполненной, необходимо и достаточно совершения любого из данных деяний.

Обязательный признак - совершение указанных действий должно происходить публично (в присутствии многих людей), либо с использованием средств массовой информации.

Преступление признается оконченным с момента совершения действий, не требуется установления его последствий и причинной связи между действиями и наступившими последствиями, то есть его состав – формальный.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, так как воля лица в таком случае направлена на совершение самих действий. При прямом умысле лицо осознает характер совершаемых действий и их направленность на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды либо на унижение национального достоинства других лиц и желает совершить такие действия публично либо с использованием средств массовой информации.

Мотив и цель совершения действий не влияют на квалификацию преступления.

Субъектом преступления, предусмотренного частью 1 статьи 282 УК РФ, является лицо, достигшее 16 лет и не ограниченное каким-либо образом в правах, предусмотренных для лиц, достигших данного возраста.

А. В. Бородина является лицом, достигшим 16 лет, не ограниченным в правах, однако этим исчерпывается сходство между признаками состава преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ, и ее деянием, выразившимся в написании учебника.

I. Н. В. Шабуров пытается безосновательно обвинить А. В. Бородину в возбуждении национальной и религиозной вражды между Русской Православной Церковью (православными христианами) и Армянской Апостольской Церковью, Ассирийской Церковью Востока, армянами, монофизитами и несторианами (абзацы 4, 7 экспертного заключения Н. В. Шабурова).

Он  пишет: "в тексте учебника встречаются такие высказывания как "несторианская" и "монофизитская ересь" (С. 29 – 31). Учение Нестория и т.н. монофизитство были осуждены на Вселенских соборах и с точки зрения ортодоксального христианства являются ересями. Однако термин "ересь", содержащий негативную оценку, не приемлем для школьного, неконфессионального учебника".

Н. В. Шабуров не раскрывает, что он имеет в виду под понятием "ересь". Остается не раскрытым, на основании чего Н. В. Шабуров считает, что термин "ересь" содержит только негативную оценку, вследствие чего его употребление автоматически должно привести, по мнению Н. В. Шабурова, к возбуждению религиозной вражды. Это просто устоявшийся термин, который те, кто его употребляет, оценивают по-своему, как и практически любой другой термин.

Например, на страницах 29 – 31 учебника А. В. Бородиной содержится нейтральное, неэмоциональное описание деяний Вселенских Соборов с упоминанием имевшего место осуждения этими Соборами ересей Нестория, монофизитов, а также еретиков, не признававших общее воскресение мертвых. Также, определение ереси как ложного учения на странице 24 учебника не содержит негативной оценки, поскольку представляет собой констатацию факта ложности учения по отношению к определенному иному учению. Автор не употребляла унизительных, оскорбительных характеристик еретического учения (например, А. В. Бородина не говорит о том, что ересь – это ложное учение умственно отсталых, которых всех надо изолировать от общества).

Однако не только учебник А. В. Бородиной, но и множество различных авторитетных источников содержат понятия термина "ересь". При этом, употребление термина "ересь" не подразумевает отрицательного отношения авторов к ересям, а употребляется как термин для обозначения данного явления. Можно встретить такие определения ересей: "Ереси (от греч. Hairesis – особое вероучение, религиозная секта), в христианстве религиозные течения, отклоняющиеся (или впоследствии осужденные церковью как "отклонившиеся") от официальной церковной доктрины в области догматики и культа"[1]. "Течения, оппозиционные либо прямо враждебные официальному вероучению, получили наименование ересей"[2]. "Сектой называется организованное общество людей, разномыслящих с господствующей церковью, но согласных друг с другом в религиозном отношении. Между сектой и ересью та разница, что вторым словом обозначается не только совокупность лиц, следующих известному учению, сколько содержание самого учения; поэтому можно сказать: "секта ариан состояла из таких-то лиц" и "секта ариан учила, что Сын Божий сотворен", и с другой стороны: "ересь ариан состояла в признании Сына Божия тварью", "ереси арианской следовали или держались такие-то лица"[3].

Не ясно, почему термин "ересь", пусть даже упоминающийся в школьном, неконфессиональном учебнике, не может содержать негативную оценку. Речь должна идти не о том, содержит или не содержит высказывание негативную оценку, а о том, до какой степени негативности доходит такая оценка, нарушаются ли при этом чьи-либо права и свободы, а в случае их нарушения требуется выяснить, до какой степени они нарушены.

То есть, если где-либо содержится какая-либо негативная оценка явления, требуется выяснение того, содержит ли такая негативная оценка как совершенное деяние такие признаки преступления или административного правонарушения как виновность, противоправность, определенная степень общественной опасности, закрепление запрета соответствующим кодексом или иным законом под угрозой какой-либо санкции (ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации, ст. 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ). Если негативная оценка не отвечает данным требованиям, то речь идет о реализации конституционно гарантированного права на свободу мысли и слова (ч. 1 ст. 29 Конституции Российской Федерации), а деяние не может квалифицироваться ни по одной из статей УК РФ или КоАП РФ.

Сомнительно, что отказ от употребления термина "ересь целесообразен" – Н. В. Шабуров не указывает, каким термином нужно обозначать то, что на сегодняшний день принято называть ересью. Получается, что сами ереси существовали и существуют, а называть их так не надо. В начале своего заключения Н. В. Шабуров написал, что "сам факт существования факультативной дисциплины "Основы православной культуры" в рамках школьной программы не вызывает возражений. Учащимся средней школы было бы полезно познакомиться с православной культурой". Представляется спорным, что такое знакомство состоится в случае, если учащиеся не будут знать о самом факте существования ересей, хотя бы в виду многочисленности самих ересей. Более того, самому Н. В. Шабурову, скорее всего, известно, что на самом раннем этапе своего развития христианство было сектой, в сегодняшнем понимании смысла этого термина, по отношению к более многочисленным религиозным общинам евреев и иных народов, а христианское учение – своего рода ересью по отношению к учениям представителей таких общин. Все это, естественно, известно Н. В. Шабурову и большинству людей с высшим образованием. Разбор отличий христианства от иудаизма и иных религиозных направлений представляется невозможным в школьном учебнике по основам православной культуры, однако, предоставляемых учебником знаний достаточно, чтобы впоследствии самому на основе изучения различных источников разобраться в специфике ересей.

Н. В. Шабуров не раскрывает, в чем заключалось "учение Нестория", и "так называемое монофизитство", однако считает противоправным называть их ересями.

Возможно, с точки зрения Н. В. Шабурова, учения несториан и монофизитов не являются еретическими по отношению ни к одному из иных учений, а сами несториане и монофизиты считают еретиками последователей ортодоксального православия. Однако в различных источниках признается, что несторианство и монофизитство являлись христологическими ересями во времена Вселенских Соборов, а на сегодняшний день идет пересмотр отношения к несторианству, а монофизитство также считается ересью, представлено большим количеством сект.

 "Несторианство, течение в христианстве, возникшее в Византии в 5 в. Основатель – Несторий, патриарх Константинополя в 428 - 31… На Эфесском соборе 431 несторианство было осуждено как ересь; Несторий отправлен в ссылку. Несториане бежали главным образом в Иран (где конституировалась несторианская церковь, процветавшая до середины 7 в.), в Среднюю Азию, а затем в Китай. Несториане имеются в Иране, Ираке, Сирии, Индии (на Малабарском берегу). С начала 20 в., когда были опубликованы соч. Нестория, ранее известные лишь в изложении его противников, в западном богословии появилась тенденция доказывать, что вероучение несторианства не отклоняется от ортодоксального"[4]. "Монофизитство, монофизиты (единоестественники), христологическая ересь, основанная константинопольским архимандритом Евтихием или Евтихом, поддержанная александрийским патриархом Диоскором и осужденная церковью на Халкидонском (Четвертом Вселенском) соборе (451)…. Монофизитство определилось исторически как противоположная крайность другому, незадолго перед тем осужденному, воззрению – несторианству… Решения Халкидонского собора (451) не были приняты в Египте и Армении, а также отчасти в Сирии и Палестине, и монофизитство доселе отстаивает свою догматическую и церковную самостоятельность в этих странах (яковиты, армяно-грегориане, копты, эфиопы)…. Ни одно из религиозных движений раннего средневековья не принесло Византии столько бед, как монофизитство: оно оказалось на знамени всех сепаратистов и нравственно, а потому и политически, оторвало от империи ее добрую половину. Страстная борьба, не раз доходившая до кровопролитных столкновений, потрясала империю полтора века"[5]. При этом, монофизитство насчитывало и насчитывает большое количество сект, например: севериане (феодосиане), юлианисты (гайяниты), ктиститы, актиститы, ниобиты, тетратеиты, монофелиты.

Н. В. Шабуров приписывает А. В. Бородиной негативные высказывания об Ассирийской Церкви Востока и Армянской Апостольской Церкви: "Условно называемые "несторианской" и "монофизитской" церквями Ассирийская Церковь Востока и Армянская Апостольская Церковь представлены в России и оценка учения, которому они привержены, как еретического является оскорблением религиозных чувств верующих". Однако А. В. Бородина не называет, ни условно, ни безусловно, Ассирийскую Церковь Востока и Армянскую Апостольскую Церковь "несторианской" и "монофизитской" соответственно, поскольку рассмотрение их учений не входит в предмет основ православной культуры, а скорее является углубленным ее изучением, вследствие того, что отсутствует единая точка зрения на отношение данных церквей как к конкретно несторианству, монофизитству, так и к ортодоксальному христианству. Более того, еще раз подчеркнем, что автор  учебника не вкладывал негативного смысла в понятие ереси.

Также Н. В. Шабуров говорит неправду, утверждая, что на странице 159 учебника "некритическое описание чудес" "должно продемонстрировать превосходство православных над армянами". На странице 159 в принципе, не проводится никакого сравнения между православными и армянами, а просто констатируется факт. Во-вторых, из высказывания Н. В. Шабурова следует, что он отказывает армянам в праве быть православными. В-третьих, учебник А. В. Бородиной – не апология православия, но и не атеистическая книга, не учебник по физике, чтобы в нем приводить критическое описание чудес.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что в учебнике А. В. Бородиной отсутствует намерение возбудить религиозную рознь между православными христианами и Армянской Апостольской Церковью, Ассирийской Церковью Востока, армянами, монофизитами, несторианами. Руководитель Центра изучения религий РГГУ Н. В. Шабуров осознанно, будучи лицом, хорошо разбирающимся в проблеме, искажает смысл положений учебника А. В. Бородиной относительно ересей, намеренно приписывает ей негативизм в высказываниях относительно ересей Армянской Апостольской Церкви и Ассирийской Церкви Востока, монофизитства и несторианства, относительно взаимоотношений армян и православных.

Н. В. Шабуров обвиняет А. В. Бородину и рецензентов учебника, часть которых является представителями Русской Православной Церкви, в оскорблении религиозных чувств верующих, принадлежащих к Ассирийской Церкви Востока и Армянской Апостольской Церкви, однако делает это на основании умышленного искажения намерений автора и рецензентов. Это говорит о стремлении Н. В. Шабурова возбудить религиозную вражду против представителей Русской Православной Церкви.

II. Н. В. Шабуров приписывает А. В. Бородиной стремление возбудить национальную или религиозную вражду между православными христианами и иудеями, евреями и русскими путем употребления ею высказываний, якобы оскорбительных для представителей еврейского народа, сознательно формирующих у читателей представления, что "иудаизм – ложная религия, превзойденная христианством" (абзац 5 экспертного заключения Н. В. Шабурова).

Так, Н. В. Шабуров пишет: "…в ряде случаев автор позволяет себе высказывания, оскорбительные для представителей еврейского народа. Процитируем: «Пилат, не находя вины Иисуса, приказал воинам Его бичевать, надеясь, что иудеи будут удовлетворены… Но иудеи не унимались и продолжали настаивать на казни Христа. Они подговаривали народ, чтобы он требовал распятия Христа… (с. 112)»."

В действительности, описания суда над Христом и его казни содержатся во всех канонических Евангелиях, что известно большинству людей. При этом А. В. Бородина  пишет о данных  событиях, ориентируясь на сами Евангелия и их православные толкования[6], что неудивительно, так как при раскрытии фундаментальных проблем какого-либо вероисповедания следует, прежде всего, обращаться к имеющимся источникам данного вероисповедания. В данном случае А. В. Бородина отвечает на вопросы о том, как происходил суд над Христом, его казнь, кто был зачинщиком, исполнителем. Невозможно не упоминать об этих событиях, так как процесс суда и распятия имеют глубочайший смысл, являются фундаментом для построения умозаключений относительно смысла пришествия Христа, жизни людей после его распятия. Более того, суд над Христом и его казнь имели место быть в истории, как православия, так и иных вероисповеданий, основанных на Ветхом и Новом Заветах, но по-своему толкующих данные события.

Несостоятельна резкая критика Н. В. Шабуровым "собственных рассуждений" автора "о еврейском народе, думавшем о власти над другими народами, чуждом идее вечной жизни, обретаемой через "спасение от грехов, страстей и зла". Эти  рассуждения не принадлежат лично автору учебника и не являются новыми. Во-первых, они содержатся в Ветхом и Новом Завете, поэтому неверно утверждение Н. В. Шабурова о том, что "эти рассуждения не имеют ничего общего с исторической действительностью и носят откровенно антисемитский характер". Во-вторых, поддерживаются различными исследователями данной проблематики. Они также известны людям, читавшим Библию.

Например, так говорится в Библии об отрицательных свойствах евреев и препятствиях в их принятии Царствия Божия: "народ жестоковыйный" (Исх. 32, 9. Деян. 7, 51), "склонность к идолопоклонству" (Ис. 2, 8; 57, 5), "незнание истинного духа Св. Писания" (Деян. 13, 27. 2 Кор. 3, 13-15), "народ корыстный (Иер. 6, 13. Иезек. 33, 31. Мих. 2, 2)", "народ коварный" (Исх. 14, 10. Числ. 14, 3. Ис. 51, 12), "Богу мерзки были их грехи" (Числ. 25, 3. Втор. 32, 16. 3 Цар. 16, 2. Ис. 1, 4; 5, 24-25); "так как и народ и его правители чем дальше, тем больше противились водительству Божию, то Бог положил конец сперва царству израильскому, а спустя полтора столетия и царству иудейскому" (срвн. 4 Цар. 17, 7-23; 25, 1-21). И после возвращения из вавилонского плена продолжалось подчинение еврейского народа чужим государствам….Народ в массе несомненно рисовал себе пророческие картины будущего в виде чисто внешних перемен, и только возвышенные натуры направляли свои ожидания на духовную сторону грядущего Царства" (Лук. 1, 74; 2, 25; 23, 50)"[7].

Следует отметить, что подобные характеристики, гораздо более жесткие, чем приведены в учебнике А. В. Бородиной, содержатся в книгах, вышедших многомиллионными тиражами. И этот факт никого из евреев не оскорбляет.

Н. В. Шабуров не пишет, в каком соотношении находятся, по его мнению, понятия евреи и иудеи, однако анализ его заключения свидетельствует о том, что он употребляет их иногда как синонимы, иногда как разные по объему и характеру соотношений понятия. Вследствие чего возникают такие недоразумения: Н. В. Шабуров пишет о необходимости воздерживаться от якобы собственных комментариев по поводу еврейского народа, чуждого на том этапе идее вечной жизни (что подтверждается и Ветхим Заветом), обосновывая свою рекомендацию тем, что "в иудаизме были группы – в частности фарисеи и ессеи, которые как раз исповедовали идею вечной жизни…".

Представляется, что А. В. Бородина не оспаривает наличие в иудаизме таких групп, однако, данное высказывание Н. В. Шабурова имеет косвенное отношение к самому еврейскому народу, поскольку Н. В. Шабуров не указывает, каково процентное соотношение фарисеев, ессеев по отношению к еврейскому народу. Его высказывание не имеет отношения к другим "группам в иудаизме", например, к саддукеям. Саддукеи, в противоположность ессеям, ставившим поступки людей в полную зависимость от предопределения, а также фарисеям, предоставлявшим лишь ограниченную роль свободной воле человека, утверждали, что Бог не имеет никакого влияния на человеческие деяния – ни на злые, ни на добрые. Они отрицали вечную жизнь, какое-либо загробное воздаяние.

Указывают на некомпетентность Н. В. Шабурова в части изучения им Библии и ее толкований светскими лицами и клириками его категоричные высказывания относительно дискуссионного вопроса о вине Пилата за казнь (суд и (или) распятие) Христа и степени причастности к казни иудеев. Н. В. Шабуров пишет: "решение о казни было принято римским наместником Понтием Пилатом", в то время как инициировали суд над Иисусом "лишь некоторые группы" иудеев. Однако:

1) отсюда  не следует вывод о том, что, навязав Пилату данное решение, иудеи и евреи остались непричастными к казни;

2) не выдерживают никакой критики с точки зрения формальной логики упреки Н. В. Шабурова в адрес А. В. Бородиной по поводу того, что та не упоминает о наличии различных групп в самой иудейской среде, что следовало бы, по мнению Н. В. Шабурова, сделать в обязательном порядке, чтобы избежать обвинения всех иудеев или евреев в казни Христа. Действительно, А. В. Бородина не упоминает о различных течениях иудаизма, однако она нигде не пишет, что все иудеи или евреи принимали участие в суде либо распятии, поэтому в курсе истории именно основ, именно православной культуры углубление в иудейские течения было бы излишним;

3) нельзя забывать, что в суде принимали участие не только, по выражению Н. В. Шабурова, "некоторые группы" иудеев, но и подстрекаемый этими группами еврейский народ (наряду с другими народами), который, как и Пилат, был волен отказаться от совершения действий, направленных на осуждение Христа;

4) в данном контексте не имеет смысла указание на то, что "не следует забывать, что и Иисус, и апостолы были иудеями". От того, что 12 человек – апостолов являлись иудеями, не следует вывода о непричастности иудеев или евреев к казни. Принадлежность Христа к какой-либо национальности в принципе давно оспаривается.

Тем более странным выглядит высказывание о том, что Христос был иудеем, хотя он был, как сказали бы сегодня, скорее всего христианином. (Несмотря на то что на ранних этапах своего развития христианство формировалось в этнокультурной среде иудаизма).

Н. В. Шабуров не поясняет, о каких "полемических задачах авторов Евангелий", ставших причинами "обвинений" в адрес иудеев, и которые "автору следовало бы объяснить школьникам", идет речь. Возможно, имеются в виду следующие задачи: христиане осознали необходимость в письменном изложении Евангелия в своих спорах с иудеями, которые отрицали действительность чудес Христа и даже утверждали, что Иисус не объявлял Себя Мессией. То есть требовалось показать иудеям, что у христиан есть подлинные сказания о Христе и апостолах, общались с ними. Во-вторых, поколение первых учеников Христа умирало, соответственно редели ряды прямых свидетелей чудес Христовых, то есть опять требовалось письменное закрепление происходившего. Различные раскопки, открытия в области древнехристианской литературы и истории не дали для истории Христа ничего принципиально нового – Евангелия дают нам тот образ Иисуса, какой хранила первенствующая церковь. Противоречия между каноническими Евангелиями (непримиримых противоречий они не содержат), не идут дальше различий, обычных в исторических источниках, могут возбуждать частные историко-критические вопросы, но не подрывают принципиально историческую достоверность Евангелия.

Наличие каких-либо полемических задач, стоявших перед авторами Евангелий наряду с основной задачей – составить письменное описание жизненного пути Иисуса на земле и передать это описание потомкам, ни в коей мере не умаляет значения и достоверности описываемых ими событий.

Более того, при написании Ветхого Завета также существовала особая задача – укрепить веру еврейского народа в свои силы посредством указания на его богоизбранность, помочь евреям выжить и найти свое место среди других народов. При этом наличие в литературе описания событий на горе Синай, когда ведется речь о богоизбранности евреев, воспринимается в качестве религиозной еврейской традиции понимания своих отношений с Богом, не вызывает возражений до тех пор, пока не начинают звучать протесты против упоминания их участия в суде и распятии Сына Божьего.

Посылки Н. В. Шабурова, на основании которых он обвиняет А. В. Бородину в сознательном формировании представления, "что иудаизм – ложная религия, превзойденная христианством", являются либо субъективным мнением самого Н. В. Шабурова, основанным на одной из многочисленных точек зрения, либо сознательным искажением христианского учения и (или) смысла слов А. В. Бородиной, поэтому несостоятельно само обвинение. Отсюда следует, что никаких оскорбительных высказываний относительно евреев, тем более основанных на мнении автора, в учебнике А. В. Бородиной не содержится.

III. Н. В. Шабуров также необоснованно обвиняет А. В. Бородину в том, что та допустила высказывания, дискриминирующие стригольников 14-15 вв., молокан, духоборцев, штундистов "и др." по признаку их религиозно-национальной принадлежности (абзац 7).

Так, Н. В. Шабуров, пишет, что "рецензируемый учебник представляет собой не учебное пособие по основам православной культуры, а конфессиональную апологию православия. Только апологетическими задачами можно объяснить отождествление понятий "русский" и "православный", хотя  бы и до ХХ в.". В связи с этим Н. В. Шабуров упоминает о том, что стригольники 14 –15 в., молокане, духоборцы, штундисты "и др." имеют право принадлежать к русским, но не православным, а А. В. Бородина, отождествляя понятия "русский" и "православный", якобы отказывает им в этом праве.

Однако, А. В. Бородина, как указывает на это сам Н. В. Шабуров, проводит отождествление понятий "русский" и "православный" только до ХХ века, опять же в соответствии с довольно распространенной точкой зрения, известной давно и не служившей причиной возникновения враждебности между православными и неправославными русскими.

Например, Д. Малышева, доктор политических наук, пишет: "Хотя само название "Россия" появляется только в начале ХV в., понятия "русский" и "православный" начинают совпадать намного раньше… В официальной идеологии русских князей, царей и поддерживавших их иерархов православный церкви упор в основном делался на связку "национализм и православие"[8]. Ее слова подтверждаются также и общедоступными учебниками по российской истории, которые в этой части Н. В. Шабуровым игнорируются.

IV. Н. В. Шабуров, не приводя никаких аргументов, в абзаце 6 своего заключения заявляет, что "способствуют возбуждению межнациональной розни и ксенофобии" высказывания А. В. Бородиной по поводу гостеприимства православного русского народа и не всегда благородного поведения "гостей" или новых жителей на территории традиционно – православного государства.

Таким своим заявлением Н. В. Шабуров отказывает А. В. Бородиной в конституционном праве на свободу мысли, слова, мнений и убеждений (ч. 1, 3 ст. 29, ст. 56 Конституции Российской Федерации). В действительности, А. В. Бородина имеет право даже на выражение негативного отношения к чему-либо, вопрос в том, в какой форме и до какой степени негативизма это допустимо делать.

В данном случае нет оснований полагать, что утверждения А. В. Бородиной "способствуют возбуждению межнациональной розни и ксенофобии", нарушая тем самым положения ч. 2 ст. 29 Конституции РФ и ст. 282 УК РФ, поскольку они сделаны в корректной форме, не содержат ничего унизительного или оскорбительного, не относятся ко всем поголовно "гостям" или новым жителям, не содержат пропаганду или агитацию ненависти, вражды, превосходства по признаку национальности.

Более того, мнение А. В. Бородиной не является голословным и при необходимости может быть подкреплено аналитическими данными МВД России о национальном составе преступности и о значительной доле преступлений, совершаемых, к примеру, в Москве и приходящихся на неграждан России.

Вывод: в подготовленном Н. В. Шабуровым заключении допущено много ошибок и намеренных искажений в толковании смысла написанного А. В. Бородиной в ее учебнике "Основы православной культуры". Само заключение Н. В. Шабурова характеризуется некорректностью и безосновательностью выводов и показывает некомпетентность его автора в проблеме религиозной и национальной вражды, а также весьма слабые его познания в религиоведении.

В связи с некорректностью в оценке положений текста А. В. Бородиной экспертное религиоведческое заключение Н. В. Шабурова по определению не может иметь юридически значимых для А. В. Бородиной последствий. Также, для того чтобы обвинить А. В. Бородину в совершении деяния, предусмотренного ст. 282 УК РФ, необходимо доказать, что у А. В. Бородиной имелся умысел на совершение такого деяния.

Подготовленное Н. В. Шабуровым экспертное заключение не может служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела по факту совершения деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ.

Учитывая, что Н. В. Шабуров является руководителем Центра изучения религий, то есть ожидается, что он является лицом, обладающим достаточным объемом знаний для объективной религиоведческой оценки, некорректность в рецензировании следует расценивать как умышленную, имеющую цель подорвать репутацию автора и рецензентов учебника. В связи с этим, целесообразно А. В. Бородиной и рецензентам учебника обратиться с заявлением в соответствующие органы о возбуждении уголовного дела по факту совершения Н. В. Шабуровым деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного статьей 129 УК РФ ("Клевета").

Также можно сделать вывод, что Н. В. Шабуров умышленно не признает за А. В. Бородиной права свободно выражать такие свои убеждения, которые не противоречат положениям российского законодательства, но не нравятся или не кажутся истинными самому Н. В. Шабурову. Тем самым он причиняет существенный вред не только деловой репутации А. В. Бородиной как компетентного в своем деле, а главное, законопослушного лица, но и материальному положению А. В. Бородиной, так как вынуждает ее прибегать к дорогостоящим услугам экспертов, которые могут с религиоведческой и юридической позиций обосновать несостоятельность заключения Н. В. Шабурова. В данном случае возможно ходатайствовать о возбуждении уголовного дела в отношении Н. В. Шабурова по факту совершения им деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного статьей 136 УК РФ ("Нарушение равноправия граждан").

 

Адвокат, член Российской ассоциации международного права

Потоцкий Д.В.

Юрист

Гревцова О.А.

 

 



[1] Большая Советская Энциклопедия. (В 30 томах). Гл. ред. А. М. Прохоров. Изд. 3-е. М., "Советская Энциклопедия", 1972. Т. 9. Евклид – Ибсен. 1972. 624 с. с илл., С. 92

[2] История политических и правовых учений. Учебник / Под ред. В. С. Нерсесянца. 2-е изд., перераб. и доп. М., Юрид. лит., 1988. 816 с. С. 127.

[3] Христианство. Энциклопедический словарь. В 3 т. т. 2: Л – С / Ред. колл. С. С. Аверинцев (гл. ред) и др. М., Большая Российская энциклопедия, 1995. 671 с. С. 534.

[4] Большая Советская Энциклопедия. (В 30 томах). Т. 17. МоршинНикиш. 1974. 616 с. С. 522; см., также Христианство. Энциклопедический словарь. В 3 т. т. 2: Л – С. 671 с. С. 197 – 199.

[5] Христианство. Энциклопедический словарь. В 3 т. т. 2: Л – С. 671 с. С. 171 – 176; также см.: Большая Советская Энциклопедия. (В 30 томах). Т. 16. Мёзия – Моршанск. 1974. 616 с. С. 539.

[6] См., напр.: Новый Завет. Псалтирь. Перепечатано с Синодального издания. Репринтное издание. По заказу международного библейского общества "Издательская ассоциация евангельских христиан". Ответственные за выпуск В. К. Сорокин и В. В. Серебренников. 372 с. С. 34 – 35, 58 – 59, 95 – 97, 124 – 127; Толковая Библия, или комментарий на все книги Св. Писания Ветхаго и Новаго Завета. С иллюстрациями. Новый Завет. Том 8. Издание преемников А. П. Лопухина. Петербург. Бесплатное приложение к журналу "Странник" за 1911 год. 1911. (Второе издание. Институт перевода Библии. Стокгольм, 1987).

[7] Библейский словарь. Практическое пособие для трудящихся на ниве Божией и для всех интересующихся изучением Библии. Изд-ие пастора Б. Геце. С предисловием д-ра богослов. Р. А. Торрея. Wydawnictwo Religijne B. Gotze. Warszawa I, Polna 64, 1938. Переиздание: Tloczono w zakladach graficznych "Kompas", Lodz, Gdanska 130, 1978. С. 121, 523 – 524.

[8] Малышева Д. Религиозный фактор в формировании и эволюции российской общности // Мировая экономика и международные отношения, 2003, № 1, с.64–76. С. 64.

Hosted by uCoz