UCOZ Реклама

Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"



Отзыв председателя Президиума Русского Геополитического Общества, кандидата философских наук С.А.Шатохина от 28 января 2003 г. на программу «С христианской точки зрения. Ведущий Яков Кротов об учебнике "Основы православной культуры"»

 

Появившиеся за последние несколько месяцев многочисленные нападки на идею преподавания православной культуры можно поделить на две группы. Первая – это нападки тех, кто просто огульно поливают грязью все, что связано с православием и требует не допускать его в школу. Вторая группа действует более хитро, критикуя введение уроков православной культуры с якобы православных позиций или позиций «истинного» православия. Именно к этой категории относятся нападки Якова Кротова на учебник А.В.Бородиной «Основы православной культуры».

Однако на самом деле все нападки на православную культуру исходят от одной небольшой группы людей. Яков Кротов – это подвергающий постоянным нападкам Русскую Православную Церковь деятель, являющийся самозваным священником в весьма странной организации, именуемой «апостольская православная церковь» (или, другое название, «православная церковь возрождения», по сути дела - секта). Возглавляет ее некий лжемитрополит Стефан Линицкий, а идеолог в этой псевдоцеркви – преданный анафеме Глеб Якунин. Члены этой маргинальной и насчитывающей всего несколько человек общинки собираются на свои «богослужения» в подвале, принадлежащем общественному объединению Льва Пономарева[1] – другого деятеля, остервенело нападающего на тот же учебник по православной культуре. Роднит всех этих людей нетерпимость и неприязнь к православию и к русской культуре.

Уместно процитировать одно давнее высказывание Якова Кротова, размещенное еще в 1998 году в сети Интернет[2] (возможно, с тех пор его оттуда уже убрали, но я лично читал нижеприведенное): «Геннадий Зюганов заявил, что суждения Макашова должны быть осуждены наравне с русофобскими высказываниями Коха (Независимая газета, 11.11.1998). Разница в том, что Кох — русский и критиковал своих. Более того, даже если еврей критикует русский народ, мы должны это терпеть, потому что евреев — меньшинство (выделение – авт. отзыва). Если моська лает на слона, это надо воспринимать с пониманием, потому что слон может раздавить моську, а когда слон агрессивно ведет себя по отношению к моське, это отвратительно, ибо она для него на самом деле реальной угрозы не представляет. У меньшинства — особые права, и христианам это тем полезнее помнить, что мы — «малый остаток». Да и все человечество - меньшинство в сравнении с Богом». Ахинея какая-то! Кох никогда русским не был, непонятно, причем здесь утверждение о том, что человечество – меньшинство в сравнении с Богом. Зато отчетливо видно, как Кротов высказывал пропаганду исключительности своего еврейского народа по сравнению со всеми прочими народами.  Псевдологика Я.Кротова просто потрясает: евреи могут сколь угодно много «критиковать» русский народ, а русские не могут критиковать евреев, так как это – «отвратительно». Типичная пропаганда неполноценности русских по признаку отношения к национальности! Может не там мы экстремизм ищем? Может сначала почитать произведения кротовых?

Вполне естественно, что тема возможного появления в школе православной культуры не могла не взволновать г-на Кротова и его компанию: ведь если граждане России еще в школе научатся разбираться в религиозной культуре, то всякого рода кротовым и пономаревым сложнее будет обманывать наше население, безосновательно выдавая себя за правозащитников. Поэтому и была инициирована клеветническая кампания против учебника «Основы православной культуры».

Начинает Кротов свое выступление с ложного утверждения о том, что якобы учебник А.В.Бородиной «Основы православной культуры» был «широко разрекламирован Отделом внешних церковных сношений Московской патриархии и что это учебник официальный». Это не соответствует действительности, потому что Отдел внешних церковных связей Русской Православной Церкви (ОВЦС) в принципе ничего не рекламирует. Интернет-сайт ОВЦС освещает религиозную жизнь общества, и естественно, что на нем регулярно появляются новости, касающиеся самых разных сфер. Но это не реклама. Если на сайте висит сообщение о визите делегации из Корейской Народно-Демократической Республики, то это не значит, что ОВЦС рекламирует КНДР. А если сайт ОВЦС сообщает о здоровье Патриарха, то не стоит это расценивать как рекламу здорового образа жизни.

Яков Кротов с большой помпой приводит мнение И.Хакамады, именуя ее «современным политиком». Однако стоит напомнить Я.Кротову, что «современных политиков» в нашей стране сотни и даже тысячи. У каждого из них свое мнение. И.Хакамада – это далеко не самый авторитетный политик, она всего лишь одна из нескольких лидеров достаточно малочисленной думской фракции СПС. Подавляющее большинство других политиков не разделяют ее взгляды. А многие склоняются к противоположной точке зрения. Например, Г.А.Зюганов, лидер крупнейшей в России партии, высказался за введение в школах курса основ православной культуры и считает это вполне обоснованным, так как православная культура лежит в основе развития нашей страны. В поддержку преподавания в светской школе знаний о православной культуре выступили политики и общественно-политические объединения самой разной ориентации, в том числе, полномочный представитель Президента РФ Г.С.Полтавченко, депутат Госдумы Геннадий Райков, объединения, входящие в Народно-патриотический союз России. Известно, что они провели митинг у здания Министерства образования на Чистопрудном бульваре в поддержку преподавания предмета «Православная культура». Так что ссылка Я.Кротова на И.Хакамаду просто показывает отсутствие аргументированных претензий у Якова Кротова к учебнику А.В.Бородиной. Одни лишь негативные эмоции. Так они и работают, ссылаясь в своей ничтожно малочисленной группке на выступления друг друга - хакамады заявляют, что их поддерживают правозащитники, имея в виду лишь кротовых, пономаревых и якуниных, а те, в свою очередь, говорят о поддержки их действий со стороны политиков, имея в виду лишь хакамад.

Я.Кротов ставит под сомнение данные социологических исследований. В частности, подвергает обструкции результаты исследований компании «Мониторингу», согласно которым 60% взрослых москвичей поддерживают введение «Закона Божьего» в программу средних школ и только 20% не поддерживают. По его мнению, причина необъективности этих опросов в том, что руководитель компании «Мониторингу» Андрей Милехин - это бывший преподаватель московского пединститута, который в 89-м году ушел из педагогического института в КГБ. Очень странная логика у Я.Кротова. Тогда и любого бывшего сотрудника КГБ, в том числе Президента России, необходимо считать заведомо необъективным человеком. И вообще так можно обвинить любого человека в чем угодно из-за того, что он где-то работал. У Якова Кротов вообще дурная манера в отсутствие аргументов по существу заводить, в большинстве случаев не к месту, разговор о спецслужбах. Спорить с оппонентом, использующим подобного рода некорректные методы в споре, бессмысленно. Единственный выход - копируя Якова Кротова, постоянно при упоминании его имени заводить «отвлеченные» разговоры об израильской разведке Моссад. Вот только надо ли ему уподобляться?

Еще более странно выглядят следующие рассуждения Якова Кротова: «Понятно, что теоретически – многие за то, чтобы в школе преподавалась хоть какая-то нравственность, но практически – своего ребенка постараются оберечь». Таким образом, по мысли Я.Кротова родители еще могут смириться с тем, чтобы чужие дети были нравственные, но непременно хотят, чтобы их собственные дети стали безнравственными. Более бестолковую аргументацию выдумать сложно.

Далее Яков Кротов усматривает серьезный криминал в следующем. На книге он находит надпись: «Рекомендовано координационным советом по взаимодействию Министерства образования России и Московской патриархии Русской православной церкви». Из этой надписи Яков Кротов спешит сделать вывод, что Министерство образования «уже рекомендовало такой учебник для внедрения». Цель Я.Кротова понятна: ввести в заблуждение и напугать родителей и широкую общественность. Смотрите! Нас опять обманывают! Говорят о добровольности, а на самом деле Министерство образования «уже рекомендовало» и теперь все российские школьники под дулами автоматов стройными рядами пойдут изучать православие. В обязательном порядке. Однако это совершенно не соответствует действительности. В Положении о Координационном совете по взаимодействию Министерства образования Российской Федерации и Московской Патриархии сказано, что он является консультативным органом, решения которого носят рекомендательный характер. Координационный совет – это не структура Министерства образования РФ, его рекомендация ни в коей мере не тождественна рекомендации Министерства и, тем более, не обязательна для выполнения ни руководителями системы образования, ни школьными учителями. Чего стоило Я.Кротову заглянуть в изменения, внесенные в 2002 г. в Закон РФ «Об образовании»? Все вопросы были бы сняты, так как этими изменениями установлено, что в государственных школах могут быть использованы только учебники с грифом Министерства образования Российской Федерации («допущено» или «рекомендовано»). Хотя думается, что, скорее всего, Я.Кротов прекрасно об этом осведомлен. Так что усмотренный Я.Кротовым «самый важный» криминал в учебнике А.В. Бородиной оказывается просто пустой болтовней.

Вот что пишет о Якове Кротове священник Алексей Кагирин: «Ложь является отличительным признаком авторского стиля Якова Кротова, хотя, конеч­но, не его одного. Подобно жидовину Схарии, Яков Кротов рассчитывает на то, что мы ленивы и нелюбопытны и не знаем ни истории Отечества нашего, ни веры отечественной. Как Схария, так и Яков Кротов очень хорошо знают, как защищать иудаизм и громить христианство, а наши современники спокойно глотают оскорбления русских святых. Есть некий налет наивной провинциальности в скрываемом, но не могущем быть скрытом стремлении Якова Кротова причислить себя к интеллектуалам»[3].

Я.Кротов подвергает ругани не только учебник Бородиной, но и предисловие священника Виктора Дорофеева (оно имеется не во всех изданиях). В предисловии Кротов усматривает еще больший «криминал». В тексте предисловия, в частности, идет речь о том, что наши традиции нередко связаны с православием. Например, принято мужчинам в помещении снимать головной убор. Священник Виктор Дорофеев объясняет эту традицию следующим образом: на Руси в каждом доме имелись иконы, заходя в дом, каждый человек должен был в первую очередь помолиться на иконы, при этом, согласно наставлениям апостола Павла, мужчины должны молиться с непокрытой головой. Комментируя этот текст, Яков Кротов приписывает автору предисловия то, что там отнюдь не написано: якобы священник Виктор Дорофеев утверждает, что основы православной культуры сводятся исключительно к сниманию головного убора в помещении. Надо ли говорить, что это искажение и примитивизация того, что в действительности написано в учебнике «Основы православной культуры». А ведь Я.Кротов называет себя церковным историком…

Далее г-н Кротов инкриминирует автору предисловия разжигание межнациональной вражды: «Но как ребенок будет относиться к иудею, который все время носит ермолку? Как он будет относиться к чеченцу, который не снимает папахи? Как ему это объяснить, что человек показывает тем самым свое безбожие или пренебрежение к святым?» Следуя рассуждениям Якова Кротова, необходимо заключить, что русский народ должен забыть свои традиции, свою историю, чтобы дети ненароком не подумали о ком-либо плохо.

Выше уже было показано, насколько «толерантен» сам Кротов к русским.

По мнению Якова Кротова, главный недостаток учебника в том, что он является частью курса, «а курса-то ведь и нет». Кротов пишет: «В принципе – «Основы православной культуры» это часть курса «История религиозной культуры», но такого курса не существует, его еще не ввели в школах, по нему практически нет учебников». Это фактически неверно. Учебники есть. Но главное, г-н Кротов просто совершенно не понимает принципы работы российской системы образования. В соответствии с действующим законодательством, по решению областной администрации или школы в рамках регионального (национально-регионального) компонента образования или, соответственно, компонента образовательного учреждения может существовать любой учебный курс. На законных основаниях, в течение уже целого ряда лет во многих областях преподаются различные учебные предметы, в которых школьники знакомятся с религиозными традициями. Где-то такие курсы уделяют большее внимание одной религиозной культуре, где-то нескольким. Религиозную культуру изучают не только в Курске, Смоленске и Ногинске, но и в Татарстане, Дагестане, Ингушетии. В Москве в государственных этнокультурных школах вполне нормальным явлением считается, что дети и учителя ходят в кипе, употребляют кошерную пищу, на уроках изучают Тору и пользуются привезенными из Израиля учебниками по религиозной тематике. И учебник «Основы православной культуры» написан именно для предмета, который преподается в рамках вариативной части образовательной программы (школьный компонент). Это нормальное явление, которое предусмотрено законодательством нашей страны.

Я.Кротов выдумывает какие-то очень странные и сомнительные требования к школьной образовательной программе и к написанию школьных учебников. В частности, он пишет: «В условиях, когда общий курс еще отсутствует, выпускать учебник, освещающий только часть курса – это означает подвергать дискриминации другие религиозные традиции и создавать у учащихся заведомо искаженное представление об истории религии». Во-первых, любое дело должно когда-то начинаться, должна когда-то появиться первая его часть. Если мы будет блокировать появление начала чего-либо на том основании, что не появилось еще продолжение этого начала, то ничего никогда не появится. Запрещать создание одной части на том лишь основании, что другие пока еще не готовы, - это значит, сознательно тормозить дело.

Во-вторых, сомнительно, что только именно Я.Кротов знает, какие представления о религии являются неискаженными? Если Я.Кротов считает, что дети должны получать знания о религиях африканских племен, то стоит ему напомнить, что мы живем в России. Почему Яков Кротов решил, что российская школа обязана знакомить детей в равной мере со всеми существующими на земле религиозными культурами и традициями? Такого требования к школьным образовательным программам не содержится ни в международном праве, ни в законодательстве каких-либо стран, ни в российском законодательстве. В образовательной практике всех цивилизованных государств осуществляется приобщение школьников к духовным и культурным ценностям традиционных для этой страны религиозных конфессий. Например, Конституция Норвегии (ст. 2) говорит об одной конкретной «евангелической лютеранской религии» и о том, что «граждане, исповедующие эту религию должны воспитывать своих детей как ее последователей». Почему в Израиле учащиеся государственных школ изучают именно еврейскую культуру, а не иранскую, египетскую и пр., а в России дети должны учить культурологическую «кашу»? В большинстве стран Европы какая-то одна религиозная традиция, к которой относится себя большинство населения, присутствует в государственной школе. Это согласуется с международно-правовыми нормами, в которых утверждается, что родители имеют право и должны иметь возможность «обеспечивать религиозное и моральное воспитание детей в соответствии с их собственными убеждениями», а в основе этих убеждений лежат отнюдь не традиции далеких никому не ведомых народностей. В ряде регионов России уже преподаются курсы исламской культуры (уже несколько лет такой курс введен в Дагестане и Ингушетии). Есть государственные еврейские школы с этнокультурным компонентом, где учащиеся получают знания об иудаизме. Почему же нельзя изучать православную культуру? Потому что ее не любит Кротов?

Напомним, что законодательство Российской Федерации об образовании утверждает, что оно должно быть ориентировано, в частности, на интеграцию личности в национальную культуру, на «формирование человека и гражданина, интегрированного в современное ему общество и нацеленного на совершенствование этого общества...» (Закон Российской Федерации «Об образовании», статья 14 «Общие требования к содержанию образования»). Именно православная культура имеет познавательную значимость для всех учащихся российской школы вне зависимости от их отношения к православной религии, являющейся частью культурно-исторического наследия. В этой связи нельзя не удивляться очень странным рассуждениям Якова Кротова о том, что недостатком учебника является то, что «он посвящен (на самом деле) не основам православной культуры, он посвящен основам русской православной культуры, в нем нет ничего ни о греческом православии, ни о болгарском, ни о египетском, ни о сербском, ни о финском и так далее». Бессмысленно выдвигать к школьному учебнику такие претензии. Это, по меньшей мере, неразумно, так как дети не смогут усвоить различия русского, греческого и финского православия, если они еще не знакомы ни с одним из них. Нужно сначала усвоить хотя бы что-то одно, а потом только можно сравнивать.

Безосновательной является также и критика определения «история православной культуры», приведенного в учебнике А.В.Бородиной. Процитируем это определение полностью: «История религиозной культуры – это историческая дисциплина, изучающая собственно религию и ее источники, религиозную этику и философию, искусство и народные традиции, связанные непосредственно с религией. Предмет истории религиозной культуры также изучает влияние религии на нравственную, законодательную, бытовую, творческую и другие сферы жизни и деятельности человека, факты религиозной жизни. К области истории религиозной культуры относится история происхождения и смысл церковных таинств и богослужений, религиозных понятий и символов».

Я.Кротов выдвигает следующее возражения: «Даже то немногое о религиозной культуре в целом, что в учебнике все-таки содержится в небольшом предисловии, не имеет отношения к науке». В подтверждение тезиса о «ненаучности» учебника Кротов выдвигает свое определение, которое сводится к тому, что «религиозная культура – это понимание символов только той религии, которую исповедует данный человек, умение ими пользоваться». Эту свою дефиницию Кротов, видимо, считает образцом научности. Однако предлагаемое Я.Кротовым определение религиозной культуры является совершенно неприемлемым, поскольку под него подходит то, что никем никогда не считается и не может считаться религиозной культурой. Допустим, что некто поклоняется табуретке, считает ее божеством, и даже придумал множество символов этой своей религиозности, естественно, научившись ими пользоваться. По предлагаемому Я.Кротовым определению, данные действия будут попадать под «религиозную культуру». Однако очевидно, что это не так. Религиозная культура – это та культура, которая исторически формировалась на протяжении нескольких веков под воздействием определенной религии. Она тесно связана с национальными культурами многих народов в их историческом развитии и современном состоянии. Это обусловливает познавательную значимость данной религиозной культуры для учащихся российской школы, а не для одного «данного человека». Никак не связаны с приведенным в учебнике А.В.Бородиной определением «история религиозной культуры» и все остальные рассуждения Я.Кротова о том, что культурный человек «в широком смысле» понимает одновременно и смысл свастики, понимает, чем свастика индийская отличается от нацистской и т.д.

Естественно, что Я.Кротов крайне отрицательно отнесся к следующему тексту учебника А.В.Бородиной: «При недостатке знаний в области религии тема духовного бытия часто обрастает фантазиями, а в корыстных целях и преднамеренной ложью, становится источником предрассудков, способствует возникновению и распространению оккультизма, магии, даже сатанизма, приводит к насилию, эксплуатации и психическим расстройствам». Действительно, как мог этот текст понравиться человеку, который «служит» «священником»[4] в некоей «апостольской православной церкви», возглавляемой лжемитрополитом Стефаном Линицким[5]. Стефан Линицкий к православию не имеет совершенно никакого отношения, зато широко известен по конгрессам «народных целителей», которые по сути своей являются сборищами магов и оккультистов. Именно псевдомитрополит Стефан Линицкий неоднократно «благословлял» сборища и инициативы всевозможных оккультистов.

Потому и не хочет Я.Кротов, чтобы дети знали, что такое секта. А.В.Бородина дает вполне точное и корректное определение: «Секта – религиозная группа, община, отколовшаяся от господствующей церкви». Что плохого находит в данном определении Яков Кротов? Аргумент очень простой: оказывается плохо то, что оно «взято из дореволюционных изданий». Но тогда, следуя подобной логике, может быть надо провести ревизию русского языка и изгнать из него все слова, которые взяты из дореволюционных изданий? Избавить русский язык от слов, используемых А.С.Пушкиным, Л.Н.Толстым – они тоже встречаются в книгах, опубликованных до 1917 года. Отметим, что термин «секта» широко используется не только в законодательстве зарубежных стран, но и в международных правовых документах, в частности, есть Рекомендация 1412 (1999) Парламентской Ассамблеи Совета Европы «О незаконной деятельности сект»;  в решении Европейского Парламента от 12 февраля 1996 года имеется отдельное «Постановление о сектах в Европе». Термин этот вполне законный, и знать о сектах имеют право не только в Европе, но и в России.

Особенно раздражает Я.Кротова то, что первые страницы учебника украшены панорамой Кремля. Кротов считает, что «такой перескок вперед не годится даже в воскресной школе, все должно преподаваться в определенной последовательности». Какую последовательность имеет в виду Кротов? Видимо, он считает, что вначале надо рассказать о конгрессе целителей и оккультистов, а потом все остальное. Кротов напуган, что дети узнают из учебника в том, что такое оккультизм и кто такие маги-целители-шарлатаны. Я.Кротов, пребывая в одной компании с оккультистом Стефаном Линицким, страшно напуган тем, что оккультизм и суеверия в учебнике названы тьмой и невежеством: «Есть знания – человек отказывается от суеверий, нет знаний – человек погружается во тьму, тьму мистики, лжи и в конце концов скатывается до сатанизма». Далее Яков Кротов цитирует методическое пособие по «Основам православной культуры» священника Виктора Дорофеева «К настоящему времени накоплено немало фактов как служителями православной церкви, так и представителями правоохранительных органов о причинении людям душевного и физического вреда деятельностью сект, псевдодуховных организаций, разного рода оккультных целителей. Многие из них используют в своей деятельности приемы психозомбирования, психологические приемы вербовки. Здесь не идет речь о свободе религиозного выбора человека, здесь речь идет о сознательном воздействии на людей с целью использования их в своих целях. Задача предмета в отношении таких организаций и отдельных личностей – давать духовную оценку их деятельности и таким образом предотвращать обман и возможное попадание детей в их сети». Очень примечательно, что г-н Кротов не может опровергнуть это. Он приводит совершенно беспомощные и не относящиеся к делу аргументы: сначала называет православную веру фанатизмом, а потом говорит, что нельзя этот «фанатизм» считать «хорошим», а веру католика, индуиста и кришнаита считать «нехорошим фанатизмом». Остается совершенно непонятно, при чем тут католики и индуисты? Речь в учебнике А.В.Бородиной идет совсем о другом явлении: католицизм и религии Индии не имеют ничего общего с разного рода оккультными целителями, о которых предостерегает учебник православной культуры. Это - элементарная подмена понятий, и потому возражения Я.Кротова здесь совершенно несостоятельны.

Далее Я.Кротов усматривает «грубые ошибки» там, где А.В.Бородина рассказывает об общепринятых вещах. В частности, о том, что искусство Возрождения менее религиозно, чем искусство средних веков, о том, что «гуманистическая идеология» декларировала признание самоценности человека, а русская икона – явление уникальное и т.д. Мелочные и безосновательные обвинения в адрес автора учебника «Основы православной культуры» просто не могут восприниматься всерьез. Многие нападки свидетельствуют о некомпетентности и просто непорядочности Я.Кротова. В частности, Кротов демонстрирует незнание основ церковного вероучения, когда отрицает, что «соборное сознание церкви закреплено в ее предании», и клевещет, говоря, что ни один «выпускник Московской духовной академии не объяснит», что такое соборность. По мнению Якова Кротова, «представление о соборности вовсе не входит в православную традицию, оно создано Хомяковым, Киреевским по образцу немецкой философии середины 19-го столетия. И, в общем-то, понятие соборность – это специфическая особенность русской мысли». Это фактически неверно. Учение о соборности проходят в первом классе семинарии по учебному предмету «Катехизис», затем более глубоко изучают в курсе Догматического богословия. Любой выпускник семинарии это знает. В классическом и обязательном для семинаристов Катехизисе митрополита Филарета специально разбирается вопрос: «Почему Церковь называется Соборною». Об этом писали и святые отцы, имеются специальные исследования понятия «соборность» в православной традиции (например, известная статья В.Н.Лосского «О третьем свойстве Церкви»). А то специфическое философское понятие «соборность», которое создали Хомяков и др., является вторичным, это уже результат осмысления церковной традиции.

Я.Кротов путает и смешивает очевидные и элементарные вещи. В частности, такие разные области как религиозная культура и государственное право. К примеру, он пишет: «Разумеется, никакие верующие как целое не считают, что обретение державной иконы это знак принятия Богородицей на себя верховной власти над Россией. Более того, в российской Конституции об этом тоже ничего не сказано. Лично никто не мешает какому-нибудь православному человеку думать так. Но если школьник спросит, а что это означает, кто тогда президент Российской Федерации?» Всем известно, что Конституция России определяет основы государственного строя и систему государственных органов. Конституция России не касается вопросов обретения икон, их почитания и духовного смысла. Вопросы избрания Президента России с одной стороны и почитания икон, их духовного смысла, с другой, относятся к совершенно разным сферам, и строить аргументацию таким образом, как это делает Я.Кротов, некорректно. Даже школьнику очевидно, что административная власть Президента и духовный покров Божией Матери никак не противоречат друг другу.

Подведем итог. Яков Кротов обрушил на учебник «Основы православной культуры» целый поток мелочных, пустых и ни на чем не основанных придирок и обвинений. Вся критика Я.Кротова в адрес учебника «Основы православной культуры» не имеет никакой внятной и справедливой аргументации, во многом основывается на логических и смысловых подменах.

 

Председатель Президиума Русского Геополитического Общества,

кандидат философских наук

С.А.Шатохин



[1] Некоторое время назад одновременно православные, мусульмане и протестанты России заявили, что считают Л.А.Пономарева ксенофобом, и потребовали от Генеральной прокуратуры РФ привлечь Л.А.Пономарева к уголовной ответственности за возбуждение религиозной и национальной вражды.

[2] http://members.xoom.com/_XMCM/krotov/Past/1998/19980725.html#антисемит.

[3] Священник Алексей Кагирин. «Ненавидящие Сиона» // Русский вестник. 1999. №7.

[4] Яков Кротов стал «священником» в подвале Движения за права человека // ПРАВОСЛАВИЕ.RU, 21 ноября 2002 г.

[5] Стоит заметить, что это очень символично – Кротов, несомненно, достоин той «церкви», где был «рукоположен».

Hosted by uCoz