Реклама

Религиозная безопасность России




yle='text-align:center;text-indent:0cm']Выступление протоиерея Владимира Переслегина

 

Действия защитников веры от поругания ее святынь носили номинальный характер. Они выполнили тот минимум, к которому обязывает религиозного человека его вера, в данном случае - обеты Крещения.

Принимая Крещение в Православной Церкви, любой сознательный человек, а за младенца - крестный, произносит предписанный чинопоследованием обет номинальной верности Христу: «верую Ему яко Царю и Богу». С этого момента Христос - главный начальник для крещеного человека. И если подчинение Ему входит в противоречие с той или иной идеологией или системой ценностей, он вынужден отказать этой идеологии или системе в лояльности настолько, насколько она нелояльна ко Христу.

Защита Царя от унижения, дискриминации и позора - главная задача любого воина, состоящего на царской службе. Еще раз обращаем внимание: это не метафора и не лирический образ. Нет, это минимум, налагаемый на человека фактом принятия присяги. По отношению к гражданскому долгу неисполнение присяги влечет уголовное преследование. По отношению к долгу духовному грубое нарушение обетов Крещения, являющегося Присягой на верность Царю Христу, влечет состояние виновности в смертном грехе и в случае нераскаянности в нем лишает вечной жизни за гробом.

Крест Христов, иконы Спаса и Владимирской Божией Матери, главные символы христианства в России, были обесчещены и выставлены в поруганном и оскверненном виде в центре Москвы, как объект показа на защищенных государственной властью РФ витринах. Неприкосновенность этой акции была гарантирована официальным статусом выставки. Однако содержание выставки, направленное на возбуждение в ее зрителях негативных чувств неуважения, презрения и даже омерзения к Святыням Православной веры, объективно должно было входить в неустранимое противоречие с чувствами благоговейного уважения и преданности своему Царю и Господу в тех номинальных, т. е. не отрекшихся от Христа крещеных гражданах РФ, которые оказались в поле ее воздействия.

Напоминаем, что экспонаты, взятые под охрану государства, представляли из себя: Крест с распятой на нем голой девкой и обвешанный гирляндами сосисок; Иконы Спасителя и Богородицы, по поверхностям которых были прорезаны глубокие геометрически правильные надписи LENIN, VODKA; слова Спасителя: «THIS IS MY BLOOD», являющиеся установительными словами Божественной Литургии, напечатанные на логотипе Кока-колы.

Таким образом, чувство ненависти ко Христу и Его Церкви являлось главным содержанием кощунственной экспозиции и именно так воспринималось вменяемыми членами общества.

Как же должен поступить в этой ситуации обычный, ординарный христианин? Он обязан прервать кощунство, так как его продление является для христианина состоянием длящегося греха. Действительно, покинуть зал демонстрации кощунств имело бы духовное значение отречения от Христа и оставление Его на дальнейшее поругание, так как, по учению православной Церкви, «честь образа восходит на Первообразное», т.е. на Христа и Его Пречистую Матерь.

Прервать кощунство он мог, либо добившись немедленного изъятия экспонатов силами Прокуратуры, либо добившись сам прекращения выставки любыми не представляющими греха средствами. Таганская межрайонная прокуратура, на территории которой длилось в течение 5 дней преступление, ответственность за которое предусмотрена статьей 282 УК РФ, свой служебный долг не выполнила. Таким образом, христианину оставалось лишь в одиночку выполнить свой личный служебный долг. Тот факт, что таких христиан нашлось шестеро, не умаляет того факта, что каждый из них поступал, подчиняясь требованию только лишь собственного личного долга.

Их долг был - пресечь поругание Личности Христа и Личности Его Матери. Поэтому их антикощунственные действия были направлены не против картона, пенопласта и других материалов, из которых сделаны экспонаты, а на устранение травмирующего Богочеловеческую Личность Христа фактора издевательства и глумления над Ним и возвращения Христу Его славы и чести, которые Ему подобают как Богу.

Действия направлены не на разрушение, а на защиту от бесчестия объектов культа.

Мотивация действий религиозная.

Но это не религиозный экстремизм, а религиозный номинализм, вставший преградой духовному террору неофашистов. Верующие граждане не «нарывались», а только выполняли свой минимальный религиозный долг.

Церковь нонтолерантна к кощунствам над Святыней.

Церковь отказывает обществу в праве издевательства над верой в Бога.

По мысли адептов идеологии, а по существу - новой религии - толерантности, христиане, если хотят защитить своего Бога, обязаны прежде спрашивать, не нарушают ли они заповеди этой веры, в соответствии с которой «права человека» на самоубийство, разврат, кощунство и на навязывание этого зла другим - главная и абсолютная ценность и бог этой религии. Этого никогда не будет по той простой причине, что Первая заповедь христиан гласит: «Аз есмь Господь Бог твой, да не будут тебе боги иные». И это номинальное требование нонтолерантности к абсолюту вседозволенности есть требование Церкви ко всем ее номинальным членам.

Поэтому взятый властью курс на расправу над рядовыми членами Церкви, исполнившими свой долг, является курсом на расправу с Церковью. Церкви предъявлено обвинение в верности Христу. Мы это обвинение с любовью принимаем, но считать себя хулиганами отказываемся.

Государство, обвиняя верующих в защите святынь веры, берет на себя ответственность за кощунство и делает себя виновным в кощунстве.

Политическое руководство РФ, таким образом, заявляет: вот Владимирская Богоматерь. Вот по Ее лику прорезаны кощунства. Вот мы Ее помещаем под стекло и приглашаем вас, жители России, принять участие в этом богохульстве. Кто посмеет что-то сделать - пойдет по этапу.

Что ж, спасибо за откровенность. Мы и раньше догадывались, видя Вашу политику развращения детей и уничтожения христианской культуры. А теперь Вы сами сознались в лютой ненависти ко Христу и России.

Это фашизм.

 

http://www.moral.ru/Conf_Pr_Vlad_P.htm