UCOZ Реклама

Религиозная безопасность России




Обухов Максим, иерей. Тезисы-материалы выступления 14 февраля 2005 г. в Таганском суде г. Москвы

 

Мною, священником Русской Православной Церкви иереем Максимом Обуховым, был проанализирован значительный круг публикаций в СМИ, в том числе публикаций в сети Интернет, относительно ситуации вокруг выставки «Осторожно, религия!» (Москва, 14.01.2003 – 18.01.2003 гг., помещение музея общественного центра «Мир, прогресс, права человека» имени Андрея Сахарова, организаторы – директор центра Юрий Самодуров, а также кураторы выставки Н. Золян и А. Зулумян) и на основе этого анализа подготовлены ответы на типовые вопросы и заявления организаторов, участников и лиц, стремящихся изыскать оправдания и обоснования указанной выставки. Текст выступления оформлен в виде ответов на возможные или значимые вопросы. Выступление оформлено именно в виде текста, поскольку обсуждаемая тема является очень деликатной, здесь не допустимы ни оговорки или наклеивание ярлыков, ни безрассудство.

 

Основной тезис выступления

Указанная выставка вызвала, спровоцировала, возбудила религиозную вражду и унизила человеческое достоинство по религиозному признаку как отдельных конкретных людей, так и группы лиц – православных людей.

Были совершены социально опасные действия, которые выразились в том, что были изготовлены и размещены экспонаты, намеренно направленные на возбуждение вражды и унижение человеческого достоинства, была дана реклама этой выставки. В результате произошел конфликт, и результатом стало фактической возбуждение религиозной вражды в обществе.

Сама выставка и ее экспонаты явились орудием преступления, орудием возбуждения религиозной вражды.

Совершенно очевидно, что организаторы и определенная часть участников выставки намеренно стремились к достижению именно этого результата. Об этом ярчайшим образом свидетельствуют как сами экспонаты и сама выставка, так и выступления организаторов выставки как до выставки (реклама, сами выступления), так и после выставки.

Выставка уже имела крайне негативные социальные последствия, и если государство не даст ей сегодня необходимую правовую оценку, эти последствия будут во много раз более тяжелыми.

 

В качестве кого я выступаю сегодня?

Я, как православный священник сегодня выступаю здесь как свидетель того, что указанная выставка действительно унизила человеческое достоинство значительного количества православных верующих – русских, украинцев, евреев, грузинов, представителей иных народов нашей страны, относящих себя к православной вере.

Ко мне, как православному священнику, после распространения в обществе информации о проводимой выставке (через СМИ, из личных возмущенных разговоров) мне лично на исповеди говорили не менее пяти десятков людей о том, что они претерпели глубокие нравственные страдания от того, что в России, в Москве свободно проводятся подобного рода кощунственные выставки. Эти люди – мужчины и женщины, дети и пожилые люди, люди всех возрастов – говорили, что их человеческое достоинство как христиан глубоко оскорблено и жестоко унижено, что они чувствуют глубокую обиду и с трудов противостоят вызванной в них вражде к тем, кто так ненавидит христианство, что готов глумиться над ним любым способом. Более того, ко мне обращались многие люди и после пресечения выставки. И все они высказывали одно и то же – их чувства оскорблены, их достоинство унижено. По роду моей деятельности я постоянно езжу по всей России и Украине, и за прошедшие с момента выставки 2 года посетил множество городов и иных населенных пунктов. И везде одна картина: ко мне обращаются православные, заявляющие, что они глубоко унижены указанной выставкой.

Я, как православный священник сегодня выступаю здесь как свидетель того, что указанная выставка действительно возбудила в российском обществе религиозную вражду. Это мне стало известно как во время проведенных мною исповедей, так и из бесед с православными верующими Москвы и иных городов России, а также Украины. Я лично был вынужден смягчать, компенсировать возбужденную вражду и вызванные негативные эмоции по отношению к неверующим, евреям, атеистам, т.н. «актуальным художникам» и т.д. Я лично сдерживал православных верующих, заявлявших, что лично в них искусственно возбуждена вражда и они страдают от этого. Я разъяснял им, что они могут действовать только в рамках закона, только законными методами. Я убеждал их, что искусственно навязанная им ненависть к определенным группам населения должна быть подавлена волевыми усилиями и осознанием того, что они – христиане. Я знаю, что такую же разъяснительную работу были вынуждены проводить очень многие православные священники.

И я свидетельствую об этом всем.

Я свидетельствую, что независимо от каких бы то ни было искусствоведческих или иных оценок организаторы выставки фактически возбудили религиозную вражду в российском обществе, они фактически унизили человеческое достоинство православных верующих.

Священник, как и психолог, встречается больше с людьми и больше замечает глубинные переживания человека, лучше может увидеть глубинные реакции человека и общества на те или иные раздражители, в том числе такие сверхраздражители, каким явилось преднамеренное возбуждение религиозной вражды организаторами выставки.

Эти сверхраздражители способны вызвать не только взрыв у одного человека, но и массовый социальный взрыв, который очень трудно будет погасить. Это нельзя не учитывать в современных условиях. И именно поэтому я счел для себя возможным и необходимым выступить здесь.

 

Какая вражда была возбуждена, между кем и кем?

Особая общественная опасность выставки «Осторожно, религия!» состоит в том, что указанная выставка возбудила религиозную вражду в значительно более широком круге социальных групп населения, чем даже организаторы выставки стремились возбудить.

Выставка фактически и совершенно несомненно возбудила:

• религиозную вражду между верующими и неверующими;

• религиозную вражду между верующими христианами и теми, кто ненавидит или даже просто подвергает критике христианство;

• религиозную вражду между верующими христианами и иудаистами и даже по отношению к евреям обобщенно (то есть вызвана не только религиозная, но и национальная вражда), так как участие евреев в указанной выставке и последующем ее оправдании, «обелении» в СМИ привело к тому, что люди, к моему глубочайшему сожалению, неосознанно стали переносить свой гнев обобщенно на неопределенный круг евреев.

Причем такой перенос вызван не образовательным уровнем людей или уровнем их личной веротерпимости, а именно спровоцирован в них искусственно и насильно – спровоцирован совокупностью как самих экспонатов и их тематической подборки, так и последующей истерикой в СМИ, когда обществу агрессивно навязывалось, что проведение таких выставок не просто нормально и допустимо, но и своего рода модно, что люди, пресекшие длящееся преступление (в виде выставки) якобы являются «погромщиками», «экстремистами» и пр.

Более того, что еще больше обуславливает значительную общественную опасность, указанная выставка возбудила среди православных людей вражду и к любым критикам христианства вообще. Очевидно, что критика возможна – до той черты, пока это не начнет превращаться в клевету или оскорбление чувств и унижение достоинства верующих. Цель организаторов выставки, подчеркну – уже реализованная цель, состояла именно в том, чтобы возбудить как раз такую вражду, чтобы позднее выискивать основания для провозглашения нетерпимости христиан к любой критике. Но вся эта ужасная ситуация спровоцирована именно фактом проведения выставки «Осторожно, религия!» Обращавшиеся ко мне оскорбленные в своем достоинстве православные верующие заявляли, что они ощущают спровоцированную, искусственно вызванную в них религиозную вражду уже не только к тем, кто ненавидит и прямо подвергает нападкам христианство, но и к тем, кто его просто критикует. Это – просто страшно!

Тот факт, что выставка действительно возбудила вражду в обществе, ярко подтверждается и теми словесными, а несколько раз (как мне стало известно) и физическими столкновениями между представителями двух сторон, присутствующих в этом зале суда. Это красноречивее любых слов экспертов свидетельствует о том, что вражда была возбуждена.

Свидетельствами того, что вражда была вызвана также являются многочисленные, насколько мне стало известно из СМИ, обращения православных в прокуратуру с заявлениями о совершенном преступлении – выставке «Осторожно, религия!»

 

Каким образом выставка могла спровоцировать антисемитизм?

Этот вопрос, на самом деле, содержит в себе три вопроса:

1) Могла ли указанная выставка спровоцировать антисемитизм?

2) Каковы механизмы провоцирования фактом проведения такой выставки антисемитизма?

3) Спровоцировала ли указанная выставка антиеврейские и антииудейские выступления?

Относительно того, могла ли указанная выставка спровоцировать антисемитизм, лучше всех могут ответить сами евреи и/или иудаисты. Один из двух главных раввинов России Берл Лазар в своем заявлении о категорическом осуждении им стремления художников «издеваться над святынями» и отстаивать «право» на это отметил, что проведение такого рода надругательств есть «прямой путь к погромам и призывом к поджогам церквей»[1].

Чуть ранее Берл Лазар заявлял: «Я уважаю свободу творчества, но она не должна оборачиваться свободой плевать людям в лицо. Любое оскорбительное отношение к вере другого человека является, по сути, кощунством, и за него должны нести ответственность, причем ответственность не только общественную, но и уголовную»[2].

Насколько мне известно, еще более жесткую оценку выставке «Осторожно, религия!» как провокационной, провоцирующей антисемитизм акции дал Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России.

Механизмы провоцирования фактом проведения такой выставки антисемитизма должны описываться и аргументироваться в данном судебном разбирательстве специалистами в области изучения феномена религиозной ненависти и вражды – психологами, филологами, юристами, социологами. Не выходя за рамки своей компетенции, скажу в данном случае следующее. Отношения между иудаистами и христианами являются очень хрупкой, деликатной и непростой сферой. Являясь сегодня достаточно конструктивными и спокойными в России на уровне институциональном – между Русской Православной Церковью в целом и ее структурами, с одной стороны, и иудаистскими религиозными организациями, с другой, эти отношения, вместе с тем усложнены определенным грузом старых обид и недопониманий. Это обуславливает то, что участие одного православного в антиеврейской акции, к сожалению, де-факто вызывает претензии иудаистов к православным обобщенно, а участие хотя бы одного еврея в акции глумления над христианством субъективно вызывает претензии к еврейскому народу. Это я говорю не о своих мироощущениях, мне хватает рассудка так не поступать и так не думать, но я говорю сейчас о простых людях, о так называемом «обывательском» уровне общественного сознания.

Поэтому совершенно обоснованно наши братья-евреи из Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России заявляют, что результатом подобного рода экстремистских выставок является принесение страданий и неудобств, прежде всего, еврейскому народу. Православные, претерпев нравственные страдания от такого рода выставок, хотя бы понимают, что страдания их обусловлены религиозной ненавистью и нетерпимостью к христианству со стороны отдельных личностей, что вполне укладывается в мировоззренческую картину христиан, так как ненависть противника Бога – Сатаны – к христианству ожидаема и очевидна. Но не имевшие никакого отношения к подобного рода выставкам евреи, которым окружающие начинают высказывать претензии в связи с проведением их отдельными единородцами акций глумления над христианством, получается, страдают необоснованно. Тем более необоснованно, что их указанных единородцев с точки зрения уважения (точнее – неуважения) ими национальной еврейской культуры сложно назвать таковыми в полном смысле слова. В большинстве своем эти люди не признают не только неприкосновенности чужой культуры, но они не признают и нравственных норм и требований той – еврейской – культуры, которая их взрастила. Однако следует особо подчеркнуть, что страдания евреев в данном случае вызваны не агрессивной реакцией русских-христиан, а вызваны изначально именно фактами проведения подобного рода провокационных мероприятий.

Спровоцировала ли указанная выставка реальные и конкретные антиеврейские и антииудейские выступления, в данном случае совершенно не важно, так как юридически значима сама направленность действий устроителей и определенной части участников выставки, осознанность ими смысла и желаемых последствий их действий. Вдаваться в психолого-социальное обоснование этих очевидных для меня тезисов я не стану, чтобы не выходить за рамки своей компетенции.

 

Какое отношение имеет ислам и мусульмане к данной выставке?

Иисуса Христа почитают в исламе как пророка, поэтому всякое глумление над ним есть глумление и над исламом и мусульманами. Насколько мне известно, Центральное духовное управление мусульман России летом 2003 г. и сейчас в лице заместителя председателя муфтия Фарида Салмана, а в июне 2004 г. в лице другого заместителя председателя муфтия Мухаммедгали Хузина[3] выступило с жесткой критикой указанной выставки.

Более того, уже после пресечения преступной выставки Ю.Самодуров всячески стремился втянуть в конфликт мусульман. В частности, в своей статье «О выставке «Осторожно, религия!» и событиях вокруг нее» Ю.Самодуров заявил: «На примере Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова формируется и действует механизм создания образа врага, который «на деньги Березовского» или еще на какие-либо «западные» или «сионистские» или «исламские» деньги сознательно и намеренно оскорбляет религиозные чувства народа…»[4]

Нигде и никем не заявлялось, что будто бы музей общественного центра имени А.Сахарова оскорбляет религиозные чувства верующих христиан на деньги мусульман. Это намеренное притягивание Ю.Самодуровым слова «исламские» предназначено для одного – втянуть в конфликт и мусульман, расширить круг людей, среди которых уже возбуждена вражда. И это вновь свидетельствует о прямой преднамеренности действий провокатора Ю.Самодурова, направленных на возбуждение в российском обществе религиозной вражды.

 

Какие именно экспонаты выставки оскорбили религиозные чувства и унизили достоинство верующих?

Я на выставке не был, поэтому всех экспонатов не видел. Давать оценку всем и каждому экспонату подробно пусть станут специалисты в области изучения феномена религиозной ненависти и вражды – психологи, филологи, юристы, социологи.

Лично мои религиозные чувства и лично мое человеческое достоинство оскорбили следующие экспонаты, они же, судя по обращениям ко мне православных граждан, унизили и их человеческое достоинство:

(…)

В детализацию обоснований, какие именно особенности экспонатов и почему возбудили религиозную вражду и унизили человеческое достоинство верующих, я не стану, потому что призван в данный процесс в качестве свидетеля, а не эксперта.

 

Это – первое в Европе уголовное преследование за богохульство…

1. Это уголовное преследование НЕ за богохульство, а за возбуждение религиозной вражды, и не нужно здесь пытаться осуществить подмену.

2. Это не первое преследование в европейских странах за возбуждение религиозной вражды.

3. Если в Европе не имелось аналогичных процессов, то это свидетельствует лишь о том, что в Европе не проводились подобного рода, возбуждающие религиозную вражду, возмутительные варварские выставки.

Кроме того, и по статье Уголовного кодекса за педофилию кто-то был осужден самым первым. Когда-то надо начинать и с организаторами возбуждающих религиозную вражду выставок.

 

В России издано большое количество книг, критически оценивающих Иисуса Христа, и это не вызывает никаких эксцессов…

Указанные Вами книги я не читал. Если бы прочел, то возможно сделал бы заявление в прокуратуру с требованием привлечь к ответственности автора и издателя, а возможно – похвалил бы, потому что никакой критики там и нет. Я не знаю указанных Вами книг, а потому давать оценку им не стану.

В любом случае, к предмету данного разбирательства это не имеет никакого отношения.

 

Огромное количество искусствоведов и религиоведов поддержали музей имени А.Сахарова в этом процессе, обоснованно заявив, что выставка не могла повлечь возбуждения вражды…

Меня не интересуют эти заключения и мнения, так как религиозная вражда была возбуждена фактически, и об этом я здесь свидетельствую. Был спровоцирован конфликт. Оценку качеству, достоверности и обоснованности указанных точек зрения и заключений даст суд.

 

Неужели простая маленькая выставка современного актуального искусства может обрушить Православие и Русскую Православную Церковь?

Когда-то убийство принца спровоцировало первую мировую войну.

Однако я не стану обсуждать эти вопросы, так как они не имеют никакого отношения к предмету разбирательства. Может обрушить, не может, не важно. Значимым является то, что совершены социально опасные действия – преднамеренно проведена выставка, возбудившая религиозную вражду и унизившая человеческое достоинство верующих.

 

Разгром выставки – средневековое мракобесие и реакция…

Не разгром, а правомерное пресечение длящегося преступления – возбуждающей религиозную вражду выставки. Слова «средневековое» и «мракобесие» – это просто слова. Мы имеем дело с совершенным действием – преднамеренным возбуждением религиозной вражды. И не надо пытаться увести судебный процесс и запутать в демагогических рассуждениях.

 

Тема выставки не была конкретной, не относилась к определенной религии…

Напротив, тема выставки была вполне конкретной и несомненной, равно как и ее преднамеренность.

Насчет относилась или не относилась выставка к определенной религии, я ничего говорить не стану, так как не понимаю, какой смысл Вы вкладываете в слово «относилась».

Я свидетельствую, что эта выставка возбудила религиозную вражду, унизила человеческое достоинство конкретно православных верующих.

Насколько мне известно, об этом же заявили мусульмане и протестанты (пятидесятники и лютеране) – еще полтора года назад (их заявления размещены в сети Интернет).

 

Выставка не могла ничего спровоцировать, поскольку она была удалена от любого христианского храма…

Удаленность или приближенность христианского храма или здания религиозного назначения иной религии до места публичного проведения акции, направленной на оскорбление религиозных чувств и человеческого достоинства верующих, не имеет никакого значения. Юридически и социально значимым является публичность проведения такого рода акции. Никому в голову не придет обвинять евреев в предвзятости их суждений относительно антисемитской выходки в связи с тем, что эта выходка совершена не в непосредственной близости от синагоги, еврейского культурного центра или еврейской школы. Если бы участники акции проводили свою акцию не публично, без доступа сторонних лиц, в закрытом помещении (на частной квартире, без предварительного рекламирования акции, то и претензий, возможно, к ним не было бы. Однако в данном случае были налицо не только публичность проведенной акции (выставки), но и стремление ее организаторов к публичности и широкой известности выставки.

 

Выставка не могла ничего спровоцировать, поскольку на нее никто никого насильно не загонял…

На наш взгляд, это – совершенно провокационный подход: заявлять, что акция, направленная на оскорбление религиозных чувств и человеческого достоинства верующих, якобы не могла никого оскорбить или унизить в силу того, что на нее силой никто никого не тащил, а пришедшие, таким образом, сами хотели унизиться, раз по собственной воле пришли, даже не отреагировав на предупреждающее название выставки. Прямой аналогией такого лукавого и совершенно нелогичного подхода явилось бы заявление о том, что мусульманин, прочитавший публично исполненную (например, на здании) исламофобскую надпись или надпись, оскорбляющую пророка Мухаммеда, сам виноват, ибо не надо было читать эту надпись. Еще одна из того же ряда аналогия: еврей, прочитавший антисемитскую надпись и вследствие этого оскорбившийся, сам виноват, так как он сам хотел оскорбиться, иначе не читал бы антисемитские надписи, не обращал бы на них внимания – независимо от того, выставлены таковые на всеобщее обозрение или нет. Абсурдность и необоснованность данного подхода настолько очевидна, что слышать его в виде вопроса в суде, по меньшей мере, очень странно.

Для всего общества в целом является значимым тот факт, что кто-то где-то публично проводит или объявил о будущем проведении акции, направленной на возбуждение религиозной вражды. И не важно, что эту выставку на данный момент не посетили сами верующие, государству вполне достаточно одного этого намерения, уже воплощенного в жизнь в виде конкретных действий, чтобы пресечь это правонарушение. Для применения статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации не требуется, чтобы кто-то действительно пострадал (умер от разрыва сердца, увидев антисемитскую надпись, и т.п.), вполне достаточно действий, намеренно и осознанно (или же по грубой неосторожности) направленных на достижение результата – возбуждения вражды, оскорбления и унижения человеческого достоинства.

 

Вы лично не были на выставке. Как можно судить о выставке, если дающий ей оценки лично не присутствовал на самой выставке?

Для того, чтобы судить о выставке, совершенно не обязательно лично на ней присутствовать, если имеются фотографии экспонатов, если имеются прямые и косвенные свидетельства о происходившем на выставке, о ее концептуальном замысле и содержательной направленности. По аналогии: чтобы давать оценки преступлениям ленинизма и сталинизма против человечности, российским правозащитникам не требуется (в большинстве своем) личный опыт претерпевания страданий от репрессий указанных режимов в отношении них лично. Им вполне достаточно документальных доказательств и личных свидетельских показаний других лиц.

 

Именно благодаря центру имени Сахарова и аналогичным организациям, именно благодаря Ю.Самодурову Русская Православная Церковь может действовать сегодня в нашей стране свободно, а свобода совести – это их завоевание…

К становлению и защите свободы совести и иным правам и свободам человека в России имел непосредственное отношение А. Сахаров, но не его дедушка или жена, не организация имени его, не его последователи (мнимые) или кто бы то ни было, кто прикрывается его именем.

Не смейте выставлять единый российский многонациональный народ в качестве бездумной толпы, стада. Это – не так! Народ осознал предел терпения тоталитарного коммунистического режима и принял соответствующие изменения в законах. Да, были люди, которыми наша страна может гордиться, но Ю.Самодуров, А.Зулумян и прочие обвиняемые по данному делу, равно как и пропагандисты их подхода – Е.Ихлов, Л.Пономарев и т.п. – никакого отношения к становлению свободного российского общества не имели.

Больше по этому поводу я ничего отвечать не стану, так как мы уже вышли в этом вопросе за пределы предмета разбирательства. Совершены социально опасные действия этими людьми – Ю.Самодуровым и иже с ним, а вы мне хотите навязать точку зрения, что раньше они были хорошими. Но это их проблемы, а сейчас значимым является то, что они совершили социально опасные действия – возбудили вражду и унизили человеческое достоинство верующих (не важно – миллионов или всего десятка).

Из того, что в экспозиции, библиотеке и программах музея общественного центра имени А.Сахарова главное место занимает сохранение памяти о жертвах и преступлениях советского режима, в том числе репрессий против верующих и священников, совершенно не следует, что провокаторы, возбуждающие религиозную вражду, должны быть освобождены от ответственности.

 

Чем подтверждается монополия церкви на использование религиозных символов?

В этом вопросе заложена подмена понятий. На данном судебном разбирательстве речь идет не о монополии Церкви на использование религиозных символов, а об оскорблении религиозных чувств и унижении достоинства по признаку отношения к религии значительного количества людей. Ни о какой особой монополии Церкви на использование религиозных символов, даже если речь идет о христианских символах, не может быть и речи. Обоснованно говорить о существовании определенных ограничений на использование религиозной символики кем бы то ни было, и связано это с тем, что таковая символика имеет непосредственное отношение к глубоким религиозным чувствам и переживаниям людей.

Такие ограничения в Российской Федерации установлены прежде всего Конституцией Российской Федерации:

частью 5 статьи 13, запрещающей разжигание религиозной розни (через запрет создания общественных объединений, цели или действия которых на это направлены),

частью 2 статьи 19, запрещающей любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности,

частью 2 статьи 29, запрещающей пропаганду или агитацию, возбуждающие религиозную ненависть и вражду.

Указанные ограничения также установлены статьями 282, 2821 и 2822 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Утверждения о том, что в контексте предотвращения возбуждения религиозной вражды существует какая-то монополия церкви на использование религиозных символов звучат прямо провокационно и оскорбительно, так как получается, что только Церковь вправе оскорблять чувства верующих посредством непозволительно унижающего использования религиозных символов. Очевидно, что ни одна религиозная организация не станет использовать свою же религиозную символику подобного рода образом. А потому данный вопрос и подход, на котором этот вопрос основан, являются недопустимыми и оскорбительными.

 

Могут ли художники использовать религиозные символы (сакральные символы и предметы) в критическом или пародийном жанре? Существуют ли в Российской Федерации какие-либо ограничения на использование религиозных символов? Есть ли табу и запреты на использование религиозной символики и атрибутики?

Художники, безусловно, могут использовать религиозные символы в критическом или даже, в определенной мере, пародийном жанре. Однако их право на использование религиозных символов в своих работах и/или публичных выступлениях ограничено запретом нарушать права и свободы других лиц (часть 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации).

Такие ограничения в Российской Федерации также установлены следующими нормами Конституции Российской Федерации:

частью 5 статьи 13, запрещающей разжигание религиозной розни (через запрет создания общественных объединений, цели или действия которых на это направлены),

частью 2 статьи 19, запрещающей любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности,

частью 2 статьи 29, запрещающей пропаганду или агитацию, возбуждающие религиозную ненависть и вражду.

Указанные ограничения также установлены статьями 282, 2821 и 2822 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Но это – все правовые вопросы. Я не стану подменять собой суд, я не юрист, а потому детализировать сказанное не стану.

Однако в качестве примера можно привести ситуацию с хранением и использованием эротических и порнографических фотографий, рассмотрев эту ситуацию в контексте, например, законодательства европейских стран (в частности, Швейцарии). Хранить и использовать фотографии эротического содержания допускается. Хранить фотографии порнографического характера допускается, но не допускается их публичное использование, размещение, публикация и т.д. Но категорически запрещается под угрозой уголовного наказания не только использовать, но даже и хранить фотографии педофильского характера. Мера здесь – черта допустимости обществом использования изображений сексуальных отношений: есть совокупность допустимых даже для публичного использования изображений, есть совокупность допустимых только для личного хранения, но не для публичного использования изображений, и есть таковые изображения, не только публичное использование, но даже хранение в личных целях общество позволить категорически не может – это изображения половых сношений с детьми.

Аналогично и с ситуацией выявления меры допустимости использования религиозные символов или атрибутов в творчестве. До определенной меры – пока нет оскорбления религиозных чувств верующих и унижения их человеческого достоинства – такое использование вполне допустимо и правомерно. Вне этой допустимой области творчества некоторое использование религиозной символики и атрибутики в творчестве допустимо, но только для себя, а не для публичного использования, показа, реализации и т.д.

 

Вправе ли художники использовать в своих работах прием десакрализации?

Очевидно, что художники вправе использовать в своих работах прием десакрализации. Но это использование ограничено правами и законными интересами иных лиц, а потому такое использование приемов десакрализации является ограниченным – до тех пор и в тех формах, пока это не оскорбляет религиозные чувства верующих. Меры и основания ограничения – см. предыдущий вопрос.

Десакрализация может быть и позитивной, например, десакрализация так называемых «знаков зодиака». Но десакрализация может быть и агрессивной, недопустимой в правовом демократическом государстве, например, прикрываемое рассуждениями о десакрализации издевательство над Торой, или Кораном или Библией.

 

Выставку нельзя осуждать, так как это было просто собрание очень остроумных работ…

Остроумное или неостроумное преступление было совершено, совершенно не важно! Главное, что были совершены социально опасные действия – изготовлены и размещены публично на выставке экспонаты, организована сама выставка, возбудившая религиозную вражду.

 

Выставка «Осторожно, религия!» явилась протестом против клерикализации Русской Православной Церковью российского общества и государства…

Доктор философских наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой религиоведения Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации Михаил Олегович Шахов в своей работе «Клерикализация России: миф или реальность?»[5] подробно исследует миф о современной клерикализации нашей страны. М.О. Шахов делает аргументированный вывод о том, что в России реальна не «клерикализация» (с силь­ной самостоятельной Церковью, вмешивающейся в дела государства), а обратное явление – сближение Церкви с государством по инициативе именно самого государства, стремящегося взять под полный контроль церковную жизнь и церковную деятельность. Этот процесс, по мнению М.О. Шахова, сопровождается усилением зависи­мости Церкви от государства, что предопределяется неравенством политических сил госу­дарства и Церкви, делает Церковь несвободной, зависимой от своего покровителя-государства, вынужденной в конечном итоге следовать в фарватере его политики.

Никакой клерикализации нет в сфере образования, где до сих пор игнорируются права и законные интересы верующих христиан. Нет никакой клерикализации в имущественной сфере, поскольку огромное количество православных храмов до сих пор не возвращено государством Церкви, не того имущества, что было до революции, а даже зданий исключительно культового назначения – храмов. Никакой клерикализации нет в сфере демографии, где государство просто не слышит не только Русскую Православную Церковь, но и активно сотрудничающих с ней в попытках создать условия для улучшения демографической ситуации мусульман, иудаистов, буддистов, протестантов, представителей Армянской апостольской церкви.

Далее, если это был действительно протест против клерикализации, пусть даже мнимой, то почему этот протест выразился в проведении акции, направленной не на «бичевание» социальных пороков, в данном случае – конкретных случаев и проявлений этой мнимой клерикализации, а на глумление и оскорбление достоинства православных по признаку отношения к религии? Почему акция не была направлена против конкретных личностей, причастных к этой мнимой клерикализации? Или в сознании устроителей выставки любой верующий – это однозначный «клерикализатор» государства, а свобода совести – есть наглое средство для клерикализации государства?

Ответ очевиден: потому что выставка не была никаким протестом против какой бы то ни было клерикализации – действительной или мнимой, а была обусловлены религиозной ненавистью и нетерпимостью ее устроителей к православному христианству. Именно этот фактор и обусловил то, что они набрали в участники выставки, по большей части, своих единомышленников. А разговоры про ответы на клерикализацию являются просто необоснованными здесь, это всего лишь прикрытие вандализма и религиозной ненависти и нетерпимости.

 

Относительно клерикализации Церковью системы образования…

Никакой клерикализации образования Русской Православной Церковью нет.

Если Вы считаете преподавание в государственных школах знаний о православной культуре на основе добровольности выбора клерикализацией, тогда почему вы не считаете клерикализацией преподавание иудаизма в значительном числе государственных школ по всей стране, в том числе в государственных школах с этнокультурным еврейским компонентом образования – предмет «Традиция», не считаете клерикализацией существование государственной и за государственный счет иудаистской Академии имени Маймонида? Ответ прост: никакой клерикализации в этом всем нет. Ничтожно малое по сравнению с европейскими странами сотрудничество государства с религиозными объединениями в сфере образования не позволяет даже говорить о какой-то клерикализации.

И в любом случае это не имеет никакого отношения к предмету данного разбирательства.

 

Крестовый поход против музея и участников выставки актуального искусства «Осторожно, религия!», бесконечное осуждение разгрома и скандала используются в качестве предлога для усиления и установления клерикального диктата в нашей стране…

Во-первых, это был не разгром, а правомерное пресечение длящегося преступления – возбуждения религиозной вражды и унижения человеческого достоинства верующих.

Во-вторых, никаких крестовых походов против музея и участников выставки не было и нет. Не нужно превращать данный процесс в политический. Это – уголовный процесс, а не политический.

В-третьих, никакого – ни первичного, ни дальнейшего процесса клерикализации или клерикального диктата нет. Это – политические лозунги, высказываемые, чтобы увести следствие и сейчас и суд от главного – что социально опасные действия были совершены, что была возбуждена религиозная вражда, что было жестоко унижено человеческое достоинство верующих.

Даже если кто-то где-то чего-то использует, то это сейчас не имеет никакого отношения к предмету разбирательства.

 

Нельзя осуждать участников выставки, потому что они являются свободными художниками…

Свобода творчества – одна из неотъемлемых свобод человека, но она отнюдь не является неограниченной. Свобода творчества ограничена, в частности, в соответствии с частью 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Художник или не художник человек, совершивший акт оскорбления достоинства человека по признаку отношения к религии, не является юридически значимым и не относится к вопросам освобождения от наказания или смягчения наказания за совершенное преступление. Если бы некто представил А.Сахарова в издевательском и глумливом образе, в хамской и оскорбительной изобразительной манере, то, мы убеждены, сотрудники музея имени Сахарова не восприняли бы в качестве оправданий этих действий рассуждения о том, что человек просто является художником и ему надо самовыразиться. Абсурдные и откровенно глупые доводы не могут приниматься государством в расчет, когда имеется необходимость восстановить нарушенное религиозное спокойствие в России и обеспечить межрелигиозный мир и стабильность.

 

Нельзя осуждать участников выставки, так как они являются художниками, представляющими современное актуальное искусство…

Совершенно несостоятельны и неубедительны суждения Ю. Самодурова о том, что произвольное отнесение представленных на выставке «Осторожно, религия!» экспонатов к так называемому «актуальному искусству» дает возможность их авторам безнаказанно глумиться над религиозными чувствами, святынями других людей: «Прежде чем продолжить объяснение происшедшего, хочу пояснить, что по жанру выставка «Осторожно, религия!» являлась выставкой актуального искусства. Актуальное искусство – профессиональный термин, подразумевающий определенный характер и определенные принципы конструирования и воплощения в материале смыслов создаваемых в этом жанре инсталляций, объектов и других произведений. Так же, как произведения любого «жанра» (не могу подобрать более правильного слова), например древняя эллинистическая скульптура или живопись художников-импрессионистов, работы в жанре актуального искусства требуют для их адекватного понимания определенного навыка и уровня образования»[6].

По крайней мере в России, «актуальное искусство» – это не профессиональный термин, а выражение, используемое для прикрытия хулиганских акций и возбуждения розни в обществе под прикрытием «художественной деятельности».

Что касается слова «современное», то оно ни о чем не говорит. Раз мы живем в настоящем, то и выставки современные, и искусство современное, и ксенофобы, возбуждающие религиозную вражду, тоже современные.

Несостоятельны попытки оправдать акты глумления над святынями, над религиозными чувствами и достоинством верующих существованием некоего «актуального искусства» или некоего «современного» искусства. Существование так называемого современного искусства в зарубежных странах, за редким исключением (и там есть свои провокаторы), совершенно не соседствует с проведением антихристианских экстремистских выставок и перфомансов, не обуславливает возможности, правомерности или оправданности проведения таких ксенофобских акций.

 

Как можно осуждать участников выставки, если скандал вызван банальным непониманием выставки зрителями и теми, кто узнал о ней из СМИ?

Не соответствуют действительности заявления Ю. Самодурова, что это «актуальное искусство», якобы, требует от зрителя какого-то особого уровня образования.

Такого рода отговорки сродни периодически звучавшим в уголовных судах европейских стран отговоркам педофилов, что якобы окружающие осуждают их за педофилию просто потому, что не в состоянии осознать и понять возвышенного полета душевной субстанции педофилов, не могут понять и признать их душевную ранимость и тонкость.

Утверждения, что оскорбившиеся не способны понять высо­кого замысла, есть просто банальное прикрытие, маскировка действительных целей и замысла устроителей выставки, их последующая защитная реакция. Но все это не является новым. В настоящее время многие манипулируют культуро­логическими теориями, чтобы собственную творческую несостоятельность выставить как новое, самобыт­ное и уникальное течение искусства, а любую ахинею – как средство художественного выражения образа.

Анализ всей выставки наглядно показывает, что большая часть организаторов и участников выставки «Осторожно, религия!» являются малообразованными людьми, даже в сравнении со средним уровнем образованности и общей культуры. Это определенно показывает грамматический и стилистический анализ их текстов, наличие в них большого числа понятийных, стилистических и орфографических ошибок. Причем это не прямая речь на публичном выступлении, а программные печатные заявления к выставке, которые обычно готовятся тщательно, выверяются и перепроверяются.

Для демонстрации чрезвычайно низкого общего культурного и образовательного уровня основных организаторов и участников выставки «Осторожно, религия!», выражающегося, в частности, в том, что они не могут грамотно изъясняться на нормальном русском языке, приведем ряд характерных примеров из уже цитированного выше материала[7]:

«Арутюн Зулумян:

Сегодня, когда человеку практически удалось преодолеть пространство и время, когда происходит столь мощнейшая концентрация внутренних и внешних сил, когда человек ворвался в столь доколь неизведанные глубины и дали…»[8].

«Столь доколь неизведанные глубины и дали» - это нечто невиданное в русском языке, хотя налицо желание автора продемонстрировать свое широкое знакомство с русской лексикой. Слово «ханжества» в тексте А. Зулумян пишет как: «ханженства».

Нарине Золян (координатор выставки):

«… тема актуально-насущна. Скорее она не имеет узких временных и исторических рамок. Она обращена к каждому, к антологии развития и существования человека во времени и пространстве».

В этой наукообразной «каше» Н. Золян «осмелилась» использовать только одно «трудное» русское слово, но и его она перепутала с другим, похожим по звучанию.

Антологией (с греч. anthologia, букв. – собрание цветов) в русском языке называют сборник избранных литературно-художественных произведений разных авторов. Чаще одной нации, как это уточняется в энциклопедических словарях. Никакой антологии «развития и существования человека во времени и пространстве» нет и быть не может. Онтология (от греч. ontos – сущее и logos – слово, речь) – раздел философии, учение о бытии, в котором исследуются всеобщие основы, принципы бытия, его структура и закономерности. Это слово пишется с буквы «о». Похоже, что Н. Золян где-то слышала оба этих слова, но правильно написать по-русски хотя бы одно из них она оказалась не в состоянии.

 

Каковы мотивы организаторов выставки в их действиях после ее проведения?

В условиях, когда организаторам и участникам выставки грозит законное уголовное преследование по факту возбуждения национальной и религиозной вражды, они приняли решение развернуть встречную кампанию по оправданию своей акции и, более того, преследованию лиц, прервавших их асоциальное, опасное для общественного спокойствия, мероприятие. На эти цели были направлены мероприятия, проведенные руководством выставки «Осторожно, религия!» и одновременно – Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова».

В частности, был проведена пресс-конференция[9], выпущено заявление от имени участников выставки[10]. С отдельным заявлением выступил директор Центра и организатор выставки Ю. Самодуров[11]. В этих выступлениях Ю Самодуров и некоторые другие участники пытались оправдать свои действия, доказать, что не имели намерения оскорбить религиозные чувства верующих. Некоторые из участников, как В. Мамышев, пытались отмежеваться от организаторов и других участников, заявляя, что они, по сути, оказались втянуты в провокацию[12].

Аргументы, которые приводил в свою защиту Ю. Самодуров, являются неубедительными: «… с полной ответственностью за свои слова я могу сказать, что ни одна из представленных на выставке работ ни по замыслу их авторов, ни по намерениям музея не была направлена на то, чтобы оскорбить чувства верующих, - православных, католиков, буддистов, мусульман, приверженцев других конфессий, равно как и неверующих людей»[13].

На самом деле, как это следует из анализа заявлений участников выставки «Осторожно, религия!», представленных на выставке экспонатов и реакции на них посетителей, такой замысел у организаторов присутствовал.

Ю. Самодуров признает, что те работы, которые не были прямо направлены на оскорбление религиозных чувств граждан православного христианского вероисповедания, не пострадали: «… объектом возмущения являются именно те работы, в которых художники использовали значимые для православных верующих религиозные символы для создания различных художественных образов (все другие представленные на выставке работы, например отражающие языческие верования, или работы, в которых вообще не использовались символы православной религии, возмущения, кажется, не вызвали)»[14].

 

Выставка «Осторожно, религия!» не могла реально оскорбить чьи-то чувства, поскольку в отдельных, вызвавших претензии, экспонатах использованы всего лишь грубые поделки, плохие копии икон (а не сами иконы), картонки, бумажки и пр. …

В деле оценки действительного наличия или отсутствия факта оскорбления таковыми действиями чьих бы то ни было религиозных чувств не является значимым, из какого материала сделан тот или иной предмет, важна направленность действий, важно и является значимым, что эти действия совершаются со священными или почитаемыми верующими изображениями или с такими изображениями, глумление над которыми все равно унизит верующих. Это может быть из самого дешевого материала платок, на котором девочка-подросток из мусульманской семьи собственноручно вышила вязью текст суры из Корана или какой-то иной значимый для мусульман текст или рисунок. Это может быть стоимостью в 10 рублей открытка с изображением православного святого. Это может быть стоимостью в 20 рублей плакат в память о еврейских жертвах Освенцима. Не важно исполнение предмета, использованного в акции намеренного глумления над религиозными или национальными чувствами верующих. Важен факт проведения направленной акции унижения человеческого достоинства по признаку отношения к религии, факт возбуждения религиозной вражды.

Если некто бросил бытовые отходы на случайно перекрещенные две палки (случайно брошенные, составляющие часть выброшенного предмета мебели и т.п.), то это не является глумлением. Но если некто берет в качестве предмета для глумления не просто купленный христианский крест или его изображение, но даже намеренно – специально для проведения акции глумления – делает из двух предметов крест или намеренно подыскивает случайно сложившееся таковое составление, то это уже будет явным оскорблением религиозных чувств верующих – если это совершено публично, или если есть основания полагать, что люди позднее случайно или вынужденно увидят результат глумления и воспримут его как глумление.

 

Нельзя утверждать, что выставка оскорбила религиозные чувства верующих, так как реально об этом говорит «ничтожная по численности группа квазиправославных маргиналов»…

Это – не просто ложное, но и откровенно провокационное утверждение, так как уже известно, что большинство крупнейших централизованных религиозных организаций России жестко осудили выставку «Осторожно, религия!»

Один из двух главных раввинов России Берл Лазар в своем заявлении о категорическом осуждении им стремления художников «издеваться над святынями» и отстаивать «право» на это отметил, что проведение такого рода надругательств есть «прямой путь к погромам и призывом к поджогам церквей»[15]. Чуть ранее Берл Лазар заявлял: «Я уважаю свободу творчества, но она не должна оборачиваться свободой плевать людям в лицо. Любое оскорбительное отношение к вере другого человека является, по сути, кощунством, и за него должны нести ответственность, причем ответственность не только общественную, но и уголовную»[16].

Насколько мне известно, еще более жесткую оценку выставке «Осторожно, религия!» как ксенофобской, провокационной, провоцирующей антисемитизм акции дали: Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России, Российский объединенный союз христиан веры евангельской, Представительство Евангелическо-Лютеранской Церкви в г. Москве, Центральное духовное управление мусульман России.

Русская Православная Церковь в лице своего предстоятеля Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, иных священнослужителей неоднократно высказывала негативную оценку указанной выставки, протест против оскорбления чувств и достоинства граждан России – верующих христиан. Об этом свидетельствует и представленное в суд заявление заместителя председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата епископа Егорьевского Марка № 439 от 11.02.2005.

От лица руководства Русской Православной Церкви митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на пресс-конференции в РИА 20 января 2003 г.[17] назвал организацию выставки «Осторожно, религия!» провокацией, сказал, что недопустимо оскорбление национальных чувств и разжигание религиозной розни и, что эта провокация, согласно российскому законодательству, должна быть квалифицирована как преступление. Он напомнил, что выставка, «оскорбляющая чувства верующих», готовилась открыто, о ее проведении было много информации в Интернете, высказал недоумение по поводу того, «почему такая выставка стала возможной», выразил сожаление, что данная выставка фактически превратилась в арену межрелигиозных и межэтнических столкновений, заявив: «Я надеюсь, что Москва никогда больше не станет ареной межрелигиозных и межэтнических столкновений».

В газете «Известия» за 21 августа 2003 г. была публикована резко негативная оценка выставки «Осторожно, религия!», данная священнослужителем Лютеранской церкви Александром Литвиновым, который заявил, что религиозные чувства – сродни чувствам благодарных и почтительных людей к родителям. Можно ли уважать человека, позволяющего кому-то открыто глумиться над его родителями? Не будет ли здоровой человеческой реакци­ей встать на их защиту? – Отметил лютеранский священнослужитель.

Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) России летом 2003 г. и совсем недавно в лице заместителя председателя ЦДУМ муфтия Фарида Салмана, а в июне 2004 г. в лице другого заместителя председателя ЦДУМ муфтия Мухаммедгали Хузина жестко осудило выставку. Как заявил муфтий Мухаммедгали Хузин[18], организаторы выставки «допускают преднамеренные и осмысленные попытки осквернения религиозных чувств наших сограждан».

Еще один аспект провокационности данного вопроса состоит в том, что бесчеловечна даже его постановка. Неужели, задающий такой вопрос не осознает, что не важно, сколько человек были унижены – 50 или 5 миллионов? Важна каждая слезинка каждого уникального ребенка. Для демократического государства важно соблюдение прав, свобод и законных интересов даже одной личности, независимо от пола, возраста, религиозной, национальной или расовой принадлежности и т.д. Отказ в правах по признаку принадлежности к православному христианству есть прямая и явная дискриминация по религиозному признаку, что противоречит части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации.

 

На экспонате с овечкой Долли внизу размещена надпись: «Нет клонированию Иисуса Христа» (на английском языке), а в другом экспонате самими зрителями набраны совершенно добрые и правильные заветы. Это полностью снимает всякую возможность для критики этих экспонатов, так как они неверно поняты…

Размещение внизу экспоната с овечкой Долли надписи: «Нет клонированию Иисуса Христа» (на английском языке), равно как и тот факт, что в экспонате А.Г. Зулумяна «Забытые заветы» самими зрителями набраны некие кажущиеся правильными заветы, никоим образом не трансформирует и не инвертирует оскорбительный антихристианский, ксенофобский смысл этих экспонатов. И это совершенно никак не обуславливает возможность утверждать, что эти экспонаты были неверно поняты.

Наличие на плакате антисемитского или антимусульманского содержания (содержательной направленности, изначально задуманной и реализованной) дополнительной надписи, даже говорящей, что антисемитизм или исламофобия – плохо, никоим образом не инвертирует (не переворачивает), не отменяет и не смягчает смысла самого плаката, а является дополнительным, усиливающим издевательством. Не говоря уже о нанесении на такие плакаты просто абстрактных в данном контексте фраз, типа: «нет клонированию».

 

На основании чего представленные на выставке экспонаты могут быть истолкованы как оскорбляющие чувства верующих?

Основаниями для утверждения о том, что представленные на выставке экспонаты и, следовательно, сама выставка могут быть истолкованы как оскорбляющие чувства верующих, являются:

значительное количество экспонатов выраженно антихристианской, в первую очередь – антиправославной, направленности;

явно прослеживаемое стремление организаторов выставки набрать именно такой направленности экспонатов (заявления организаторов до выставки и после нее, предварительная реклама выставки);

сама подборка экспонатов единой тематической направленности – независимо от расстановки таких экспонатов уже в самом помещении, где была проведена выставка.

Ко мне, как к православному пастырю, не раз, и не два, и не сто раз, а много больше обращались православные граждане, которые заявляли, что они оскорблены и унижены, их чувства «растоптаны». Известно, что значительное количество граждан заявило в органы прокуратуры о том, что они лично чувствуют себя пострадавшими от указанной выставки.

Насколько мне известно, об этом же заявляли и российские протестанты и мусульмане.

Мои многократны в течение прошедших с момента выставки 2 лет поездки по России и на Украину позволяют мне заявить, что мною лично зафиксированы многочисленные случаи высказывания православными верующими самых разных населенных пунктов России жалоб и заявлений о том, что выставка «Осторожно, религия!» растоптала их самые чистые и светлые чувства, унизила их в самых сокровенных чаяниях и устремлениях. Нет, конечно, их вера не пострадала от этого варварства, но огромное количество людей, с которыми я лично встречался, почувствовали себя как во времена советских гонений на религию.

 

Представляют ли экспонаты какое-либо направление современного искусства?

В контексте данного разбирательства не является важным и юридически значимым искусственная относимость (мнимая относимость или неотносимость) направленных на возбуждение вражды экспонатов к какому бы то ни было направлению в искусстве. Речь идет о совершенном возбуждении религиозной вражды.

 

Представляют ли экспонаты историческую, культурную ценность, какова их стоимость на 18 января 2003 года?

Мне не важно, представляли ли экспонаты выставки «осторожно, религия!» какую бы то ни было ценность или нет. Антисемитская надпись или исламофобское изображение, исполненные в золоте и платине, от этого факта не становятся менее общественно опасными деяниями. Со стоимостью экспонатов пусть разбираются искусствоведы и работники органов прокуратуры. Это вне пределов моей компетенции и вне пределов предмета данного разбирательства. Здесь речь идет о совершенном возбуждении религиозной вражды.

 

Почему для судебных органов должен иметь значение акцент на мнение верующих в оценке того, оскорбляют или не оскорбляют религиозные чувства верующих те или иные действия?

Да потому что государство должно гарантировать и обеспечивать соблюдение свободы совести, в том числе уважение человеческого достоинства и прав верующих.

Рассуждения Ю. Самодурова его заявлениях о том, что он якобы имеет право представлять религиозные образы и смыслы в любом, даже извращенном виде, невзирая на их восприятие верующими людьми, являются просто возмутительными.

Ю. Самодуров искажает действительность, заявляя, по сути, что использование религиозных символов и помещение их в нерелигиозный художественный контекст для создания новых смыслов и образов, выражающих нерелигиозное, в том числе критическое отношение к религии является ничем не ограниченным правом и даже «неотменимой частью современной культуры». Это искажающее, неверное толкование правового регулирования этих вопросов, злоупотребление правом. В действительности, реализация прав одних граждан на свободу слова и самовыражения может быть ограничена и ограничивается в демократических обществах законными правами и интересами других граждан. И в действующем российском законодательстве существуют правовые нормы, устанавливающие данные ограничения.

 

Можно ли назвать выставку «Осторожно, религия!» художественной выставкой?

Художественная выставка является формой публичного социального мероприятия проводимого с целью представления общественности определенных художественных, мировоззренческих, культурных ценностей, выражения и пропаганды участниками, а также организаторами выставки своих взглядов и убеждений. Такое мероприятие может быть ориентировано на какую-либо ограниченную социальную группу и тогда оно проводится с ограниченным числом участников или оно может быть ориентировано на все общество и в этом случае число участников не ограничивается.

В рассматриваемом случае проведение выставки «Осторожно, религия» в период 14.01.2003 – 18.01.2003 гг. в помещениях Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова» группой лиц, во главе с директором Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова» Ю. Самодуровым, «кураторами выставки» Н. Золян и А. Зулумяном[19] следует квалифицировать как публичное социальное мероприятие или публичное заявление, направленное на все российское общество, поскольку вход на выставку был свободным, не регламентировался какими-то определенными требованиями.

Подтверждает этот вывод и факты, заключающиеся в том, что выставка была организована не в помещениях, принадлежащих какому-либо частному лицу, а в помещениях общественного учреждения в г. Москве – Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова». Ее организатором выступил директор данного Музея и общественного центра. В числе участников были сотрудники данного Музея и общественного центра. Объявление о выставке было помещено на листе с логотипом «Музей и общественный центр им. Андрея Сахарова», внизу объявления был дан юридический адрес Центра, поставлена круглая печать «Фонд Андрея Сахарова» и подпись директора Центра Ю Самодурова[20].

Обращает на себя внимание дата намеченного открытия выставки: 14 января. Это праздничное время для православных христиан, т.н. святочный период в церковном календаре между праздниками Крещения и Богоявления. В церковном календаре есть всего несколько недель, столь значимых и праздничных для православных христиан (еще время после Пасхи). В данном отношении можно говорить о направленности выставки именно на православную аудиторию, на Русскую Православную Церковь в лице граждан, выражающих свою принадлежность или предпочтительное отношение к данной религиозной организации, как «адресат», к которому было обращено «послание» выставки как публичного мероприятия. Учитывая, что это «послание» носило ярко выраженный негативный характер, что организаторы и участники выставки отдавали себе отчет (заявление О. Саркисян) в том, что их действия могут восприниматься верующими гражданами как «кощунственные», можно считать выбор такой даты проведения выставки неслучайным, направленным в том числе и на то, чтобы испортить праздник последователям Русской Православной Церкви.

 

Замыслом организаторов выставки «Осторожно, религия!» было желание предупредить общество об опасности сращивания государства с Церковью…

Для определения концепции (замысла) указанной выставки значимы заявления самих организаторов и участников выставки, к числу которых можно отнести обнародованные Пресс-релиз выставки «Осторожно, религия!»[21], а также так называемые «Предваряющие выставку тексты участников проекта»[22].

Прежде всего, укажем на идеологизированность и неопределенность того, что организаторы выставки обозначили в Пресс-релизе как «опасность».

В российском обществе не существует никакой опасности, исходящей от «православного фундаментализма» и любого другого религиозного фундаментализма, если под религиозным фундаментализмом понимать верность последователей разных религий догматам и нормам, принятым в каждой конкретной религии.

Далее, из текста Пресс-релиза не ясно, что такое «сращение религии с государством», о котором говорится как о еще одной «опасности» для общества, в чем заключается это «сращение». Активное взаимодействие социальных институтов в гражданском обществе, в данном случае государства и Церкви, других религиозных организаций можно только приветствовать. Непонятно, почему «куратор выставки» А. Зулумян считает необходимым предупреждать российское общество об опасности «сращения» государства и Церкви именно в России, а не, например, в Армении (где Армяно-григорианское вероисповедание пользуется преимуществами перед всеми другими), в Израиле (где иудаизм является фактически государственной религией) и т.д. Такую позицию можно оценить как выражение нетерпимости к русским, русофобии, как попытку ограничить право россиян самостоятельно строить отношения государства и Церкви так, как это принято за рубежом и как они (россияне) сами это считают необходимым и полезным для нашего, российского общества.

Но выставка получилась «симптоматичная» и отражала деградационные тенденциив среде российских «правозащитников», многие из которых называют себя так совершенно неправильно и необоснованно, то есть являются самозваными правозащитниками. Эти люди под видом «демо­кратических свобод» давно уже осуществляют (и осознают это) защиту и навязывание свободы безнравственности, бессовест­ности, глумления, вандализма и вахканалии, свободу оскорблять и разрушать все, что свято для русских людей, истреблять самобытность России.

 

Выставка имела отчетливую двойственность и представляла собой форму дискуссии на религиозную тематику…

Не было в данной выставке никакой ни двойственности, ни дискуссионности!

«Отчетливая двойственность» замысла выставки, о которой говорится в Пресс-релизе, логически, должна была бы отразиться и в «отчетливой двойственности» состава и содержания экспонатов выставки «Осторожно, религия!». Условно говоря, примерно половина экспонатов этой выставки должны были бы «говорить» зрителю об «опасности» религии (причем как православной христианской, так и, к примеру, мусульманской) в понимании этой «опасности» организаторами и участниками выставки. Но другая половина экспонатов должна была бы призывать зрителя к «бережному, деликатному, уважительному отношению к религии, вере, верующим людям».

Анализ перечня экспонатов, фотографических изображений с выставки позволяет сделать вывод, что А. Зулумян в пресс-релизе вводил российскую общественность в заблуждение. Среди более полусотни экспонатов, представленных на выставке, только менее 10 экспонатов можно назвать условно нейтральными по отношению к религии. Закономерно, что эти экспонаты не вызвали особого возмущения посетителей и потому не пострадали[23].

Однако даже из этих примерно 10 экспонатов только единственный экспонат: работу А. Сигутина под названием «Заповеди художника», можно отнести к экспонатам, которые призывают к уважительному отношению к религии, как об этом говорится в Пресс-релизе.

Остальные экспонаты из этой группы не призывают к уважительному отношению к религии, вере, верующим людям, но и не выражают отрицательной эмоциональной направленности против какой-либо религии или религиозной организации в Российской Федерации. Отметим, что даже не вызывая негативных чувств в отношение религии, но будучи размещены вместе с основной массой экспонатов, и эти экспонаты могли восприниматься верующими как оскорбительные, кощунственные.

Все остальные работы, представленные на выставке – подавляющее большинство работ экспозиции, которые и формировали общее восприятие выставки зрительской аудиторией, оскорбляют чувства верующих, несут выраженную (в той или иной мере) агрессию в отношении христианства, Русской Православной Церкви, граждан, выражающих свою принадлежность или предпочтительное отношение к православному христианству.

 

Директор общественного центра имени А. Сахарова Ю. Самодуров заверил: «Если бы мы считали, что выставка оскорбляет религиозные чувства, мы бы ее не открыли»…

Ценность и юридическая значимость указанных слов и заверений Ю. Самодурова ничтожны. Его патологическая религиозная ненависть и нетерпимость к православному христианству очевидна. Кроме того, вряд ли кто-то воспринял бы всерьез слова человека, совершившего антибуддийский поступок, заявивший, о том, что если бы он счел, что его действия нарушат чьи-то права, он бы их не совершил, когда уже эти действия совершены и есть основания полагать, что таковые совершены целенаправленно.

 

Чем именно оскорбляла выставка религиозные чувства верующих?

Соответственно этому замыслу организаторами формировался и образно-художественный ряд выставки – подбирался состав экспозиции, проводилось оформление выставочных помещений.

Как это доказывает анализ текстов[24], фонд экспонатов для формирования выставки «Осторожно, религия!» изначально подбирался ее организаторами не по критериям их художественной ценности, а исключительно по критерию возможности их использования для более сильного выражения отрицательных эмоциональных оценок, нетерпимости и экстремистских идей в отношении Русской Православной Церкви как религиозной организации и ее последователей в российском обществе. Экспонаты выставки, как об этом свидетельствуют сами организаторы, не оценивались (и даже не могут оцениваться) с точки зрения их художественной или культурной ценности в соответствии с принятыми в обществе, традиционными нормами.

Исследование состава и качественных характеристик, представленных на выставке экспонатов (до их повреждения гражданами, которые пресекли проведение данной выставки) выявляет их почти полное (за единичным исключением) соответствие сформулированной выше концепции (замыслу) выставки. В подавляющем большинстве (в списке поврежденных возмущенными зрителями экспонатов фигурируют 45 авторов, выставивших от одного до нескольких - 4-6 экспонатов) они представляют собой предметы, изображения, тексты, по образно-художественными характеристикам, эмоционально-психологическому воздействию на зрителя направленные на оскорбление религиозных чувств последователей христианских религиозных организаций, прежде всего организаций Русской Православной Церкви. 

 

Представленные экспонаты не были направлены на глумление в отношении других религий…

Были. И об этом в категоричной форме заявили российские протестанты и мусульмане.

Более того, свою возмущение выразили представители российского иудаизма, хотя формально их выставка, казалось бы, и не задевала.

 

Содержат ли работы, представленные на выставке, унизительные, негативные, оскорбляющие характеристики или направлены ли на навязывание таковых характеристик?

Да, несомненно. Я не искусствовед, но как православный священник заявляю, что лично мои религиозные чувства и лично мое человеческое достоинство оскорбили и унизили значительное число экспонатов данной выставки.

 

Это судебный процесс – «обезьяний процесс»?

Вы можете называть данный процесс как хотите – хоть обезьяньим, хоть слоновьим, хоть китовым, это все – лирика. Я предпочитаю называть данный процесс судебным. И здесь люди.

 

Этот судебный процесс аналогичен преследованиям диссидентов в советские времена…

Такого рода утверждения являются просто хамскими и глубоко оскорбительными для всех православных верующих России!

Во-первых, сравнение данного уголовного процесса с преследованиями диссидентов совершенно необоснованно и оскорбляет память тех диссидентов, кто был репрессирован.

Во-вторых вообще нечего приплетать диссидентов, которых сажали в тюрьмы или высылали из страны, тогда как православных священников ленинско-сталинский режим подверг геноциду и физическому истреблению!

Автор биографии Патриарха Тихона Михаил Вострышев повествует о зверских пытках и издевательствах, которым «чекисты» подвергали православных священников, не пожелавших покориться дьявольской власти: «Священника Никольского вывели из женского монастыря Марии Магдалины, заставили раскрыть рот, вложили в него дуло маузера и со словами: “Вот мы тебя причастим” – выстрелили. Священнику Дмитриевскому, которого поставили на колени, сначала отрубили нос, уши и, наконец, голову. В Херсонской епархии трех священников распяли на крестах. В городе Богодухове всех монахинь, не пожелавших уйти из монастыря, привели на кладбище к раскрытой могиле, отрезали им сосцы и живыми побросали в яму, а сверху бросили еще живого старого монаха и, засыпая землей, кричали, что справляется монашеская свадьба».  В период между 1918 и 1939 гг. погибло более 40 тысяч священников, было уничтожено подавляющее большинство храмов[25].

И вы смеете на фоне тех ужасных страданий православных людей выставлять себя в качестве неких жертв, сравниваемых с диссидентами?! Эта наглость просто не знает границ!

 

Церковь не может требовать осуждения участников выставки, так как в нашей стране религиозные объединения отделены от государства…

Не Церковь требует привлечения организаторов и участников выставки к ответственности, а российское законодательство, этого требуют те граждане России, а таковых очень много, кто ощутил свое человеческое достоинство глубоко униженным по религиозному признаку указанной выставкой.

Кроме того, совершенно не важно в данном разбирательстве, отделены от государства религиозные объединения или нет. Речь идет о совершенных преступных деяниях, о том, что права и законные интересы полноправных граждан России оказались растоптаны и унижены. При любом режиме – наличии государственной церкви, как в Исландии, Финляндии, Израиле, Великобритании, или при жестком разделении религий и государства, как во Франции и США – везде возбуждение религиозной вражды категорически запрещено.

 

Стремление Русской Православной Церкви контролировать искусство вызвано ее стремлением стать государственной церковью…

Данный вопрос выдает простое непонимание задающим этот вопрос элементарных вещей. Общеизвестно, что государственная церковь – это та, которая формирует свой церковный внутренний бюджет полностью или в очень значительной мере за счет средств государства, то есть из бюджета, это та, священники которой официально являются государственными чиновниками, это та церковь, которая полностью контролируется и управляется государством.

Отвечаю на вопрос: нет. Русская православная Церковь не желает становиться государственной, о чем неоднократно официально заявлял глава Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Поэтому сам вопрос задан необоснованно и провокационно. Мы здесь обсуждаем свершившиеся социально опасные деяния, выразившиеся в свершившемся возбуждении религиозной вражды и унижении человеческого достоинства по признаку отношения к религии.

 

Наличие табуированных тем приведет к тому, что современное актуальное искусство потеряет смысл…

Если смысл современного актуального искусства в том, чтобы возбуждать в обществе религиозную или национальную вражду, то таковая симуляция искусства должна быть запрещена государством. Актуальность такого псевдоискусства сомнительна, здесь слово «актуальное» является субъективным ярлыком и не более того.

 

Это к Ю.Самодурову и музею была вызвана вражда тех, кто разгромил выставку…

Правильно говорить, что была правомерно пресечена преступная выставка.

Своим этим вопросом подтверждается тот факт, что последствиями и прямым целенаправленным результатом выставки стало возбуждение религиозной вражды – в том числе и к Ю.Самодурову и его музею. Винит в этом он пусть сам себя.

 

Выставка была направлена на борьбу с мракобесием и кощунством…

Это сама выставка была самым настоящим мракобесием и кощунством.

 

В чем Вы видели издевательством над православием, в каких текстах, присутствовавших на выставке, вы нашли эти издевательства?

Издевательства и глумления, унизившие человеческое достоинство христиан, было реализовано в данной выставке художественно-изобразительными средствами. Я на выставке лично не присутствовал, потому текстов не читал. Но, подчеркиваю, я свидетельствую здесь о другом…

 

В демократическом плюралистическом обществе не может быть установлена ответственность за богохульство…

Речь здесь идет не о богохульстве, поскольку Бог поругаем не бывает. Речь идет о том, что выставка явилась орудием преступления – возбуждения религиозной вражды и унижения человеческого достоинства по признаку отношения к религии. Социально значимо не то, есть богохульство или нет, а унижено человеческое достоинство по признаку отношения к религии или нет, возбуждена вражда или нет. Я здесь свидетельствую, что вражда была возбуждены действиями устроителей выставки, этими же действиями было унижено человеческое достоинство людей по признаку отношения к религии – как православных, так и протестантов и мусульман.

 

Отдельные протестующие требуют для Ю.Самодурова и других обвиняемых наказания в виде тюремного заключения…

Я не стану подменять собой суд. Есть разные меры и виды наказания, этот вопрос находится в компетенции суда.

Но я убежден, что суд должен дать соответствующую правовую оценку, чтобы осуществить воспитательное воздействие на общество, чтобы впредь таких выставок не было.

 

Говорится, что в результате выставки деловая репутация православных священников…

Здесь неуместно вести речь о деловой репутации, здесь речь идет о совершенных действиях – спровоцированном и вызванном выставкой возбуждении религиозной вражды и унижении человеческого достоинства людей по религиозному признаку.

 

У организаторов и участников выставки «Осторожно, религия!» не было намерения оскорблять религиозные чувства верующих…

В Пресс-релизе выставки «Осторожно, религия» ее организаторы демонстративно заявляют о своем нежелании ограничивать свою антирелигиозную деятельность законодательством Российской Федерации о свободе совести и свободе вероисповедания. Пользуясь приемами демагогии, они, фактически, декларируют свое право не учитывать эти правовые нормы в своей общественной деятельности:

«У нас в обществе вроде как заданы параметры свободы совести и вероисповедания. Но не стоит забывать, что мы находимся в обществе, с нарушенной ценностной структурой».

В целом содержание Пресс-релиза и выставки «Осторожно, религия!», а также «Предваряющих выставку, текстов участников проекта» позволяют сделать определенный вывод о том, что концепция (замысел) и цель данного общественного мероприятия заключалась в агрессивной пропаганде атеистического мировоззрения, проводимой с нарушением норм общественной морали и законных прав граждан. Запутанные и часто бессмысленные тексты этих источников, тем не менее, определенно свидетельствуют о том, что их авторы являются не просто нерелигиозными людьми, атеистами по убеждениям, но и людьми, нетерпимо и агрессивно настроенными в отношении религиозных людей и религиозных организаций, психологически готовых проявлять нетерпимость и агрессию в отношении религиозных организаций и граждан, придерживающихся религиозных убеждений. Это является основным психологическим мотивом асоциального поведения, совершения ими агрессивных и хулиганских действий.

Так, в Пресс-релизе читаем: «В поисках смысла жизни и в надежде обрести подлинную свободу человек обращается к вере и религии. Однако, современный человек, даже при уважительном отношении к религии и социальной роли Церкви, часто воспринимает религию как инструмент, средство улучшить качество жизни или как универсальную догму или стереотип, унаследованный от культурной традиции народа. Религиозное сознание воспринимается, как нечто ограничивающее и подавляющее свободу и творческие устремления»[26].

Религия, религиозное сознание воспринимается как нечто ограничивающее и подавляющее свободу и творческие устремления только сторонниками атеистической идеологии. История знает множество художников, творцов во всех областях социальной жизни, которым религия, их религиозное сознание не только не мешали творить, но и являлись стимулом в творческой работе, источником вдохновения, о чем зачастую они свидетельствовали и сами. Художественные достоинства произведений религиозной культуры – в музыке, живописи, архитектуре и т.д. не станет отрицать любой культурный и образованный человек, даже сам не будучи религиозным. Писать о том, что религиозное сознание ограничивает и подавляет свободу и творческие устремления может только воинствующий, агрессивный атеист.

Пропаганда нетерпимости к любому социальному и правовому порядку, в том числе создаваемому религией, содержится и в других текстах, являющихся некоей литературной пропагандистской предпосылкой выставки «Осторожно, религия!», ее, так сказать, манифестом:

«Нарине Золян (координатор выставки): … Но каждая из конфессий (христиане, мусульмане, иудаисты, буддисты и др.) предлагая свой реди-мейд, свою модель, настаивая на собственном приоритете, так или иначе ведет борьбу за собственную Власть, за право приватизации истины... Воля – вот единственный коррелятор – вектор пути»[27].

Здесь христиане, мусульмане, иудаисты, буддисты – руководство и верующие традиционных религиозных конфессий народов России без всяких оснований обвиняются Н. Золян в том, что они ведут борьбу за собственную власть (верующие и руководство конфессии и составляют саму конфессию).

Отметим, что это как раз те самые религиозные конфессии, которые в Преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» выделены как «составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Таким образом, это заявление Н. Золян, сделанное, отметим, еще до открытия выставки «Осторожно, религия!», является клеветническим, оскорбительным заявлением, агрессивным выпадом в отношении самых авторитетных в Российской Федерации религиозных организаций. Данное заявление, безусловно, наносит моральный ущерб авторитету основных религиозных организаций в Российской Федерации, объединяющих основное число верующих, существенную часть граждан Российской Федерации.

В этой же цитате явно обозначено асоциальное анархистское мировоззрение устроителей выставки: «Воля – вот единственный коррелятор – вектор пути». Данное мировоззрение является идейной основой, которая и позволяет Н. Золян глумиться над религиозными чувствами русских православных людей, осквернять то, что для этих людей свято, клеветать на традиционные религиозные конфессии народов России, пренебрегать принятыми в российском обществе нормами морали, нарушать законные права граждан Российской Федерации.

Полностью в этом же асоциальном экстремистском стиле выдержаны «декларации» и других участников выставки.

Так, О. Саркисян оправдывает глумление над Иисусом Христом «художника» А. Косолапова, «… живущего в Америке, который на бил - борте Соса-Соlа размещает изображение Иисуса Христа и фразу "This is my blood)». Она считает, что этим А. Косолапов «осуществляет за счет простой манипуляции массовыми символами акт божественного явления». Эти высказывания О. Саркисян являются агрессивным выпадом, бессмысленным хулиганским жестом в отношении всех граждан Российской Федерации, почитающих Иисуса Христа (христиан всех религиозных организаций и мусульман, почитающих Иисуса Христа как пророка Бога).

В отношении восприятия своей деятельности и деятельности своих единомышленников другими людьми О. Саркисян заявляет: «Возможно, подобные художественные жесты могут показаться кощунственными и ироничными по отношению к религиозному мироощущению. Но это отнюдь не так. Подобного рода раздражение связано с консервативностью как таковой».

Однако консервативность «как таковая» не запрещена в Российской Федерации законом и, следовательно, гражданин России имеет полное право и возможность быть «консервативным» в понимании О. Саркисян. Сознавая это, О. Саркисян, тем не менее, намеренно идет на нарушение гражданских прав других людей, полностью отдавая отчет в том, что ее «художественные жесты» воспринимаются этими людьми как «ироничные» и даже «кощунственные». Для О. Саркисян они могут «показаться» таковыми. А для религиозных людей они не кажутся, а именно являются таковыми – кощунственными.

Это все равно, как если бы кто-либо совершил моральное унижение самой О. Саркисян, ее родителей, детей или родственников, кощунственные действия в отношении того, что является для них ценностью, предметом уважения или почитания. Объясняя затем свои действия тем, что это только с точки зрения О. Саркисян они «могут показаться» кощунственными, а на самом деле – «это отнюдь не так».

Следует отметить, что заявление О. Саркисян отличается особым цинизмом и смысловой неуравновешенностью. Кощунства и оскорбления в адрес последователей православного христианства в нем сочетаются с бессмысленными, алогичными заявлениями, типа: «Современному обществу и актуальному искусству свойственны позитивные гуманистические сюжеты» и прямым глумлением, когда вперемежку с оскорблениями религиозных чувств людей, рассуждениями о молитве – «видео-ролик для караоке» говорится о том, что «… система религиозного мироздания (вероятно – мировоззрения – прим. авт.) приобретает в этой ситуации значение механизма, определяющего параметры «человеческого». Это можно объяснить тем, что О. Саркисян употребляла сильнодействующие наркотические вещества, разрушительно воздействующие на психику человека, о чем свидетельствует одни из участников выставки «Осторожно, религия!»[28]

В «Предваряющих выставку, текстах участников проекта»[29] помещено следующее программное заявление участника выставки Анны Альчук:

«Современные российские художники постсоветского периода не так часто прибегают к критическому дискурсу в искусстве… Те же, кто все-таки пытаются в этом ключе работать (Олег Мавромати, Александр Бренер, Олег Кулик, Авдей Тер-Оганян и некоторые другие), неизбежно обращались к идее Российской православной церкви, своим консерватизмом и нетерпимостью к Другому провоцирующей подобное отношение со стороны художников».

В данной цитате характерно прямое указание на Русскую Православную Церковь (организация названа неточно – «Российская православная церковь» и с искажениями, обусловленными атеистической предубежденностью – слова «православная» и «церковь» написаны с маленькой буквы) с обвинениями данной религиозной организации в «консерватизме» и «нетерпимости к Другому».

Кто такой этот непонятный «Другой», которому не нравится консерватизм даже не самой Церкви, а консерватизм «идеи» Русской Православной Церкви, – не ясно. По логике фразы можно предположить, что это «художники» той самой группы, к которой относит себя А. Альчук, т.е. осквернители икон – Тер-Оганьян, авторы публичных антирелигиозных и порнографических хулиганских акций – Олег Мавроматти, Александр Бренер, Олег Кулик, Авдей и «некоторые другие», работающие «в этом ключе».

Отметим, что для системы мировоззрения последователя православного христианства будет логичным предположить, что этот «Другой» (с заглавной буквы, а значит – конкретная личность) ни кто иной, как Сатана (дух зла, главный противник Бога). В связи с этим текст О. Саркисян о «Другом» мог восприниматься православными христианами как пропаганда религиозного сатанизма.

О «консерватизме» уже сказано выше; проявления консерватизма в обществе не могут являться причиной или поводом проявлять нетерпимость или агрессию, совершать экстремистские действия в отношении отдельных лиц или организаций, которые данный субъект оценивает как «консервативные». Здесь же А. Альчук, а с ней и все другие организаторы и участники выставки (напомним, речь идет о специально составленном тексте, выражающем идеологию и цель выставки), заявляет, что они (участники выставки) имеют право и будут проявлять нетерпимость (сказано – «подобное отношение») к Русской Православной Церкви.

Это прямое заявление о цели выставки «Осторожно, религия!» следует расценивать как публичное выражение нетерпимости к Русской Православной Церкви, а значит и гражданам Российской Федерации, выражающим свою принадлежность или предпочтительное отношение к данной религиозной организации. Очевидно, что одни эти заявления, даже без самой выставки, являются провокационными экстремистскими заявлениями и должны были в обязательном порядке вызвать ответную реакцию среди граждан России, выражающих свою принадлежность или предпочтительное отношение к Русской Православной Церкви, а также среди официального руководства данной религиозной организации.

В этом же заявлении А. Альчук говорит о лицах, совершивших уголовно наказуемые преступления как раз в отношении граждан православного христианского вероисповедания и скрывшихся от следствия и наказания за рубежом[30]. Говоря об этих преступлениях, А. Альчук извращает факты и вновь допускает оскорбления религиозных чувств верующих:

«Когда Мавромати распял себя у института Культурологии напротив храма Христа Спасителя, имитировав жест жертвоприношения, он вызвал недовольство церковных иерархов, не способных отделить акт богохульства от символического художественного жеста, производимого к тому же не на сакральном церковном пространстве, а в общественном месте».

Никому не известно, что такое «жест жертвоприношения». Территория Института культурологии (А. Альчук не в состоянии правильно написать название организации) – это, действительно, общественное место, где запрещается совершать хулиганские действия, оскорбляющие достоинство других людей. Преступление Мавроматти вызвало возмущение не только и не столько «церковных иерархов», а простых верующих из расположенного рядом церковного прихода, поблизости от территории которого Мавроматти и совершал свое деяние.

А. Альчук оправдывает и Тер-Оганьяна, скрывающегося от правосудия, и порнографа, демонстративно совершавшего развратные действия около Храма Христа Спасителя в Москве, человека с явно ненормальной психикой Бренера:

«Тем более не обоснован был судебный иск против Тер-Оганяна, во время своего перформанса разрубившего неосвященную икону в профаном пространстве галереи. Гротескный и комичный эффект имела акция Бренера 1995г. в Елоховском соборе, когда, неожиданно выбежав к алтарю, он стал кричать "Чечня! Чечня!" и разбрасывать листовки, призывающие к прекращению Первой чеченской войны. Присутствовавшие при этом бдительные бабушки и дедушки стали выталкивать его с алтаря и отнимать у меня фотокамеру, с помощью которой я пыталась запечатлеть это событие».

Данное обстоятельство позволяет говорить о наличии организованной экстремистской группы, сформировавшейся под прикрытием Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова» и готовой проводить экстремистскую деятельность, возбуждать в российском обществе религиозную и национальную вражду, невзирая на закон.

А. Альчук вводит читателя в заблуждение, когда говорит о том, что Тер-Оганьян рубил неосвященные иконы, хотя это и не столь существенно. Даже если бы иконы действительно были неосвященные, факт оскорбления религиозных чувств верующих все равно бы имел место.

Что касается ее оценки как «комичной» и «гротескной» акции – хулиганских действий Бренера в Елоховском соборе Русской Православной Церкви – это типичный пример аморального поведения, «двойных стандартов», характерных для всей этой экстремистской группы. Для них нарушить богослужение в храме, ворваться в алтарь, осквернить религиозную службу, к которой они не имеют никакого отношения – это «комично». А ведь в соборе в это время могли идти и наверняка шли требы – отпевания, крестины, другие религиозные службы, имеющие для людей огромное духовно-нравственное значение, скандальное прерывание которых вызывает у верующих людей глубокие моральные страдания.

Это можно отдаленно сравнить с тем, как если бы в дом к самой А. Альчук, в больничную палату, где лежала бы ее больная мать, или в комнату, где отдыхает ее больной ребенок и т.д. ворвались бы какие-то люди, стали бы шуметь, кричать, что-то разбрасывать, фотографировать и т.д. Если и такое поведение А. Альчук посчитала бы только лишь «комичным» и «гротескным» в отношении себя и своих родственников и никак не выразила своего возмущения – это явно говорило бы о том, что у нее нарушены не просто понимание элементарных норм морали, но и нормальная умственная и эмоциональная деятельность.

В заключение своего заявления А. Альчук выражает нетерпимость к Русской Православной Церкви за ее роль в духовном окормлении и поддержке защитников Отечества, за уважение и прославление в Церкви людей, жертвующих своей жизнью за Россию, всех ее граждан: «Для РПЦ алтарный образ человека в защитной форме и с ружьем (новый иконописный образ святого Евгения Радионова, солдата погибшего в чеченском плену) вполне естественен. Осторожно, религия! – говорит современный художник, как бы призывая не терять критическую дистанцию по отношению к церкви, полностью утратившей свою автономию по отношению к государству и благословляющей насилие»[31].

Не умея даже правильно написать фамилию русского солдата (Евгений Родинов), зверски замученного, а не просто «погибшего» в плену за отказ совершить предательство, изменить своей вере, А. Альчук глумится над памятью воина. Евгений Родионов отдал свою жизнь и за то, чтобы люди в нашем обществе, в том числе и такие как А. Альчук, имели возможность свободно рассуждать о свободе совести. При этом Русскую Православную Церковь она голословно обвиняет в благословении насилия. Жертва ставится на место преступника. Русский солдат, отдавший жизнь в вооруженной борьбе с террористами за свободу и независимость нашей Родины, за право граждан России свободно жить на своей земле и подло убитый в плену бандитами, фактически обвиняется А. Альчук в насилии. Наряду с упоминанием оскорбительной акции в Елоховском соборе можно говорить о том, что данная асоциальная экстремистская группа, к которой принадлежит А. Альчук, ведет пропаганду в защиту чеченских террористов, действует в пользу политических сил и организаций сепаратистов, планирующих и совершающих преступные действия по разрушению суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации.

Другая участница выставки в своем выступлении, предваряющем выставку, также, говоря, что сама она в Бога не верит, зачем-то долго, нудно и глумливо, а также безграмотно, с многочисленными орфографическими ошибками рассуждает о том, что следует понимать под словом «Бог» или под словом «Религия»:

«Марина Пожарицкая (участник выставки):

БОГ. В словаре Даля сразу за экзотическим "бовкуном" следует "богадельня"; слово "бог" отсутствует – понятно, почему. По словарю Ожегова – "бог" – это верховное существо, управляющее миром, или (при многобожии) одно из таких существ. Я в бога не верю, сколько ни уточняй приведенного определения… Существование некого весьма туманного "высшего разума" совсем не кажется мне более вероятным, чем существание бодрого деда с окладистой бородой, который сидит на небе и не падает; дед даже как-то убедительнее – по крайней мере, ясно, о чем идет речь. Хорошо известно, что невозможно доказать ни существовония (так в тексте и это, по нашему мнению – намеренное оскорбление религиозных чувств верующих – прим. авт.), ни несущесвования бога. Отдаю себе отчет, что, веря в недоказуемое несуществование, уподобляюсь верящим в недоказуемое же существование; понимаю, что не могу знать, что бога нет, и тем не менее, в этом вопросе к агностикам себя не причисляю. Видимо, дело в том, что богу нет места в моей вселенной; по моему глубинному ощущению, мой мир – мир без бога. Не довелось мне ни вычитать, ни придумать такого определения бога, чтобы я могла хотя бы только предположить его существование».

Учитывая подобные высказывания, являются очевидной ложью, введением общественности в заблуждение заявления организаторов в Пресс-релизе выставки «Осторожно, религия!» о том, что в замысел выставки входит: «… призыв к бережному, деликатному, уважительному отношению к религии, вере, верующим людям»[32].

М. Пожарицкая продолжает свои безграмотные рассуждения:

«Кроссворд в советской газете: "Мифическое существо (три буквы)". Правильный ответ – бог. Смешно конечно. Хотя, на мой взгяд (так в тексте – прим. авт.), в общем-то правильно.

РЕЛИГИЯ. … Думаю, величие религиозного искусства - в прошлом. В христианском мире уже художники Высокого Возрождения, обращаясь к религиозной тематике, зачастую создавали скорее картины и скульптуры на мифологические сюжеты, чем собственно религиозное искусство» (так в тексте – прим. авт.).

М. Пожарицкая фактически признает, что многие художники, считающие себя верующими людьми, разумно отказались принять участие в провокационной выставке «Осторожно, религия!»:

«…московские художники по большей части весьма живо откликнулись на предложение поучаствовать в выставке "Осторожно - религия". Кстати, именно те из них, кто считает себя верующими, отнеслись к этому предложению с некоторым сомнением. Возможно, "осторожно -религия" у них проассоциировалось с чем-то вроде "осторожно - гололед", хотя возможны и другие трактовки. Вот и посмотрим, какие. Вообще-то, слова "осторожно - религия" скорее всего подразумевают некий "взляд (так в тексте – прим. авт.) со стороны", критическое отношение к предмету религии, которое, хоть и зародилось еще в незапямятные (так в тексте – прим. авт.) времена… »[33].

Указанные выше тексты позволяют однозначно утверждать о наличии идейного умысла у организаторов и участников выставки «Осторожно, религия!»

 

Иерей Максим Обухов

 

 



[1] Берл Лазар возмущен отзывом правозащитницы о художественной ценности антисемитских плакатов // http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=23522&cf=. 25.06.2004.

[2] Лидеры различных конфессий осудили организаторов выставки «Осторожно, религия!» // Портал-Credo.Ru, 16 июня 2004 г.

[3] Лидеры различных конфессий осудили организаторов выставки «Осторожно, религия!» // Портал-Credo.Ru, 16 июня 2004 г.

[4] Самодуров Ю. О выставке «Осторожно, религия!» и событиях вокруг нее // http://www.sakharov-center.ru/exhibitionhall/hall_exhibitions_religion_replies_samodurov.htm, 10 марта 2003 г.

[5] Шахов М.О. Клерикализация России: миф или реальность? // Национальные интересы. – 2002. – № 5 (22). – С. 56–62.

[6] Самодуров Ю. О выставке «Осторожно, религия!» и событиях вокруг нее.

[7] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

[8] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

[9] Пресс-конференция по поводу разгрома выставки «Осторожно, религия!» // Официальный сайт Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова». http://www.sakharov-center.ru/civilcenter/civilcenter_conferentions_pogrom1.htm.

[10] Заявление для прессы участников и организаторов разгромленной погромщиками в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова выставки «Осторожно, религия!». Москва, 21 января 2003 г.

[11] Самодуров Ю. О выставке «Осторожно, религия!» и событиях вокруг нее.

[12] Мамышев В. Прошу считать это заявлением в прокуратуру. // Токарева Е. Cлава приходит в кандалах. Засланцы. Стрингер. - №4, 12.03.2003; Пресс-конференция по поводу разгрома выставки «Осторожно, религия!» // Официальный сайт Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова». http://www.sakharov-center.ru/civilcenter/civilcenter_conferentions_pogrom1.htm.

[13] Самодуров Ю. О выставке «Осторожно, религия!» и событиях вокруг нее.

[14] Самодуров Ю. О выставке «Осторожно, религия!» и событиях вокруг нее.

[15] Берл Лазар возмущен отзывом правозащитницы о художественной ценности антисемитских плакатов // http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=23522&cf=. 25.06.2004.

[16] Лидеры различных конфессий осудили организаторов выставки «Осторожно, религия!» // Портал-Credo.Ru, 16 июня 204 г.

[17] РИА "Новости". Москва. Новости социальной жизни Московского региона – Обзор. – 21.01.2003. 09:56.

[18] Лидеры различных конфессий осудили организаторов выставки «Осторожно, религия!» // Портал-Credo.Ru, 16 июня 204 г.

[19] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая) // Официальный сайт Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова». http://www.sakharov-center.ru/exhibitionhall/hall_exhibitions_religion3.htm#zulumyan. 06.08.2003. 3. «Осторожно, религия!». Пресс-релиз выставки. //  Официальный сайт Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова». http://www.sakharov-center.ru/exhibitionhall/hall_exhibitions_religion_reliz.htm.

[20] Плакат к выставке «Осторожно, религия!», (использована работа Татьяны Антошиной). Наталья Магидова. // Официальный сайт Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова». http://www.sakharov-center.ru/ exhibitionhall/ hall_exhibitions_religion_plakat.htm#magidova.

[21] «Осторожно, религия!». Пресс-релиз выставки.

[22] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

[23] «Осторожно, религия!». Фотографии работ, не тронутых погромом. Официальный сайт Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека имени Андрея Сахарова». // http://www.sakharov-center.ru/exhibitionhall/hall_exhibitions_ religion1. htm. 06.08.2003.

[24] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

[25] Карнавал «воинствующих безбожников» // Вечерняя Москва, 9 июля 1999 г.

[26] «Осторожно, религия!». Пресс-релиз выставки.

[27] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

[28] Мамышев В. Прошу считать это заявлением в прокуратуру. // Токарева Е. Cлава приходит в кандалах. Засланцы. Стрингер. - №4, 12.03.2003.

[29] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

[30] Подельники-атеисты. // Коммерсантъ - №7, 20.01.2003.

[31] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

[32] «Осторожно, религия!». Пресс-релиз выставки.

[33] «Осторожно, религия!». Предваряющие выставку, тексты участников проекта. (А. Зулумян, Н. Золян, О. Саркисян, А. Альчук, М. Пожарицкая).

Hosted by uCoz