Реклама

Религиозная безопасность России



назад



Отзыв доктора юридич. наук И.В. Понкина от 28.10.2005 на проект Концепции Федеральной целевой программы «Этнокультурное развитие регионов России (2006–2008 гг.)» (краткий вариант)

 

Анализ содержания проекта Концепции Федеральной целевой программы «Этнокультурное развитие регионов России (2006–2008 гг.)»[1], разработанного заместителем директора Департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации А.В. Журавским, позволяет сделать следующие выводы.

1. Указанный проект основан на цело

м ряде ложных утверждений, которые использованы для обоснования необходимости и целесообразности данного Проекта концепции Программы. К таким ложным основаниям можно отнести следующие:

• что, якобы, Россия не является «самоопределившимся государством-нацией», а потому нуждается в «утверждении образа России как самоопределившегося государства-нации с многоэтническим составом населения» (одна из задач указанной Программы, с. 119);

• что, якобы, в России причинами «нестабильности государства и разобщенности общества» явились не политический сепаратизм местных элит, неустойчивость советского строя и необъявленная война зарубежных спецслужб и международного терроризма, а «этнические, религиозные и культурные традиции, объединяемые в понятие этнокультурные традиции народов России» (с. 114–115);

• что, якобы, в России сегодня существует «маргинализация этнического и религиозного факторов, приводящая к росту протестных настроений» (с. 118);

• что, якобы, неэффективны все прежние государственные программы по формированию толерантности, профилактике экстремизма, поддержке этнокультурного многообразия народов России (с. 120);

• что, якобы, в России сегодня отсутствует единое этнокультурное пространство, а потому требуется «формирование единого этнокультурного пространства» (с. 117, 123);

• что, якобы, в России сегодня отсутствует единая общероссийская культурная идентичность, а потому требуется «формирование общероссийской идентичности» (с. 115, 116, 123 и др.);

• что, якобы, в России сегодня отсутствует «единая российская нация», а потому требуется «формирование в России общности единая российская нация» (с. 117);

• что, якобы, имеются «сложности замера ценностных ориентаций общества», что ведет к «уязвимости целевых программ в гуманитарной сфере» (с. 117);

• что, якобы, в России десоциализированы целые этнокультурные сообщества, а потому необходима их «социализация» (с. 122);

• что, якобы, существенные государственные бюджетные затраты на создание «атласов религий» (с. 128) (которые абсолютно ничего не дают в практическом аспекте, но зато хорошо кормят их разработчиков – обычно активнейших лоббистов подобного рода «проектов») или создание очередных интернет-ресурсов (не как вспомогательного, обеспечительного подпроекта, а именно как формы извлечения государственных средств в личных целях) – повлекут позитивный результат по обеспечению благополучия и нормального развития народов России в этнокультурном плане.

 

2. Основными целями Проекта концепции Программы (вкупе с иными проектами, разрабатываемыми и реализуемыми этой же авторской группой – В.Л. Глазычевым, П.Г. Щедровицким, С.Н. Градировским, А.В. Журавским, Б. Межуевым и др.) являются следующие:

• полное переключение всего управления государственной деятельностью в области национальных отношений и ее государственным финансированием на группу политтехнологов-манипуляторов (сообщество т.н. «методологов»), представленную в Минрегионе А.В. Журавским, подмена системной, взвешенной, юридически и ситуативно обоснованной государственной политики в этой области на некие «региональные стратегии этнокультурного развития» (с. 115, 126), на «распространение этнокультурных благ» (с. 117), на финансирование тех «программ, которые могли бы в дальнейшем сами обеспечивать финансирование национальных организаций» (с. 119), переход «от политики дотаций к политике проектно-целевого и инфраструктурного финансирования этнокультурного развития регионов России» (с. 117), что, очевидно, приведет к сведению деятельности государства в обозначенной области к неправовым и неподконтрольным обществу методам, к очередным экспериментам над народами России;

• разрушение национально-культурной идентичности русского народа, подавление внутреннего иммунитета русского народа к агрессивной экспансии и навязыванию идеологий, направленных на замещение православного христианства и существующей системы нравственных ценностей, сведение в течение последующих 50 лет русского народа до уровня второго или третьего по численности народа России;

• разрушение существующего многообразия национально-культурных идентичностей народов России посредством постепенного вытеснения таковых посредством агрессивного навязывания новой «общероссийской идентичности»;

• создание условий для разрушения цивилизационной модели России и дальнейшего навязывания иной цивилизации в границах Российской Федерации, радикально отличающейся от ныне существующей (иной титульный народ, нежели русский, иные границы и территориальное устройство, возможно – несколько государств, иные национально-культурные идентичности остатков ныне живущих в пределах России народов, которые продолжат (в меньшем количественном составе населения) проживать в сегодняшних границах Российской Федерации.

 

3. Проект концепции Программы нельзя рассматривать в отрыве, с одной стороны, от предыдущих проектов той же указанной выше авторской группы – «Русский ислам» и «Государство. Антропоток», а с другой стороны – в отрыве от разработанного все тем же Министерством регионального развития Российской Федерации проекта Концепции пространственного развития в Российской Федерации[2], на идеологическо-цивилизационное обеспечение реализации которого и направлен Проект концепции Программы
А.В. Журавского.

Суть проекта Концепции пространственного развития в Российской Федерации можно определить следующим образом:

главная проблема развития – «как бы что-нибудь продать на мировой рынок?»; для этого нужно организовать «удобные» транспортные коридоры в мировой рынок;

• население – не главная ценность страны, для которой все и должно делаться в нормальном демократическом обществе, а неудобный ресурс, который надо перепрофилировать, приспособить и сделать податливым, чтобы не мешал продавать все, что купят иностранные заказчики;

• уникальные ресурсы и возможности страны (лес, пресная вода, минеральные ресурсы, ТПК, транспортный потенциал) игнорируются, так как для «либерализации» гораздо важнее предоставить к ним «равный доступ» всем, у кого много денег, а вовсе не рациональное использование в интересах населения. В то же время, реализуя концевые, «выгодные» участки, вся основная инфраструктура взваливается как раз на население, которое за ничтожно малую зарплату должно все это поддерживать, чтобы хотя бы просто существовать;

«гайдаровщина» с «чубайсовщиной» – «все уравняем не считая, объявим новый рынок, раздадим всем «фантики», проведем аукционы», а те, кому надо, «законно» получат все, что им нужно (кто-то – огромные прибыли, а большинство – нищенскую зарплату и техногенные аварии);

• разработчики предлагают заняться проектированием, даже не оценив, что и в каком состоянии имеется в наличии, но зато четко обозначив, что от всех советских наработок следует отказаться (значит, украсть или продать за бесценок?). Это – даже не план колонизации, а, скорее, «попытка мародеров» поживиться на новом хаосе, который сами и создают.

Очевидно, что главной помехой реализации такого проекта будет население, которое и предлагается обрабатывать в рамках уже другой концепции – концепции Программы
А.В. Журавского.

Серьезный анализ обеих концепций неизбежно приводит к вопросам: «Кто, для кого и во имя чего организует эту работу?». Вариантов ответов может быть много, но все они сходятся в одном – в реализации этих концепций может быть заинтересован кто угодно, но только не Россия.

 

Вывод. Представленный для анализа Проект концепции Программы А.В. Журавского основан на ложных посылах, является антидемократическим и крайне опасным для России, несет в себе существенный разрушительный потенциал.

 

Доктор юридических наук

Понкин И.В.




www.state-religion.ru

 



[1] Государственная национальная политика и государственно-конфессиональные отношения в субъектах Российской Федерации в 2004 году / Министерство регионального развития Российской Федерации. Том. I. – М.: Проспект, 2005. – С. 114–132). Далее – Проект концепции Программы.

[2] Оценки даются на основе анализа рабочей версии указанного проекта, датированной декабрем 2004 г.

Hosted by uCoz